Батенёв Леонид Степанович

Родился в Гаринском районе Свердловской области в 1939 году. Окончил педагогический институт. Работал в средней школе п. Октябрьский. Сейчас на пенсии, с 2003 года живет в п. Двуреченске.

Бабье лето

Осенний лист летит неслышно.
Как в сказке, в воздухе повис.
А может быть ему Всевышний
Помог спуститься сверху вниз.

Листвой усыпана ограда.
И клен под окнами раздет…
О, я такого листопада
Уже не видел много лет.

Оделась в золото округа.
Прозрачен воздух, как стекло…
И мне не надо даже Юга.
Мне и на Севере тепло.

Тепло мне дарит бабье лето.
Какой простор! Какой размах!
Какое счастье для поэта
Все это выразить в стихах!

Душа поет и сердце радо
От этих теплых светлых дней…
От золотого листопада
И жизнь становиться милей.

Услышь крестьянского поэта,
Любовь на сердце сохраня,
Ведь ты сама, как бабье лето…
Огонь и пламень для меня.

Хорошо

Я люблю наблюдать, когда месяц
В синей бездне качает рога…
А над дальней грядой перелесек
Тихо-тихо плывут облака.
А ещё я люблю над деревней
Видеть звёзды, как искорки глаз…
Как заря за макушки деревьев
Зацепляется в утренний час.
Как берёзы листвою прошепчут,
Как качнутся в полях колоски…
Оттого и на сердце полегче,
И душа отдохнёт от тоски.
Хорошо, когда осенью дивной
Ветер бодр и прохладой сквозит…
Круг луны золотистый над ивой,
Как фонарь над вселенной, висит.
Хорошо в остывающей чаще,
В одиночку мечтая, идти:
Вдоль дороги, листвою шуршащей,
Думу думать на вечном пути.
Всё, что есть у природы, от Бога,
Всё, что видит вокруг человек:
Косогоры с плетнями, дорога,
Отраженья в излучинах рек…

Поле

Звёзды, небо, чуть брезжит рассвет…
Помню поле, доступное грозам.
Помню я из ребяческих лет:
Ещё дед его холил навозом.
Трудный путь лихолетий глухих
Только мы да история знали.
В годы бедствий суровых, крутых,
О, как, поле, ты нас выручало.
Листья клёнов, берёз, тополей
На ветру леденящем стыли.
В будни тяжкие прожитых дней
Помнишь, поле, страдало, не ты ли?
В тихой дрёме, в долине седой
Только полю и может присниться
Колос-лебедь тугой, налитой,
Риза рыжая спелой пшеницы.
Пусть тебе посвящается стих
От души и от сердца по праву.
Будь ты полем свершений святых,
А не полем сражений кровавых.

Лемех

Вон лемех во поле блестит
Среди комков пудовых,
И трактор рядом с ним стоит,
Как конь в стальных подковах.
Видна в том лемехе река,
Овраг, деревня, роща…
О, как же сталь его крепка,
Как он упруг и мощен.
Интересует ли кого
Тяжёлый труд и доля…
Шлифует до блеска его
Земля родного поля.
Над ним дожди, ветра трубят,
Порой так зло, утробно…
Я в нём увидел сам себя,
Как в зеркале огромном.
Порой он будто бы грустит,
Вдали зарю встречая.
…Он пуще зеркала блестит
И всё в себя вмещает.
Его умыла так земля…
В нём неба высь синеет.
Он перепашет все поля,
Чтоб засверкать сильнее.

Снова весна

Снова в роще горланят грачи.
Тёплый воздух — как с моря волна.
Льёт горячее солнце лучи…
Словом, вот она: снова весна.
Вылезают из спячки жучки…
И влюблённым опять не до сна.
И берёзовых почек щелчки…
Словом, вот она: снова весна.
С каждым днём всё теплей и теплей.
Без вина вся округа пьяна.
В небе виден косяк журавлей…
Словом, вот она: снова весна.
Всей душою хочу я обнять
Клён, осину, берёзку, сосну,
Ощущаю и вижу опять
Поворот всей земли на весну.

Красивая страна

Шахтёр, художник или врач ты.
Пройдись на лыжах по снегам.
Увидишь в роще сосны-мачты
И блики солнца тут и там.
И сильный ветер, и морозы,
И чистый снег, и крепкий лёд…
Лишь стоит глянуть на берёзы,
И сразу сердце запоёт.
Среди невидимых отметин.
Ты посмотри на них, постой…
Бог наделил деревья эти
Необычайной красотой.
Снежинки кружатся над ивой,
Что понагнулась над тропой.
Сей необычности красивой
Не видит разве что слепой.
Сосновый пень под снежной шапкой
И ширь лугов, и колков грусть…
Я назову легко и кратко
Чудесным словом: словом Русь.

Деревянная избёнка

Деревянная избёнка
Согревала в дождь и в снег.
Звонкий голос жеребёнка
В память врезался навек.
Деревенскую картину
Дополнял собой петух.
Полусонную скотину
Гнал на пастбище пастух,
Утекло воды немало,
И прошло немало лет…
Звёзды падали, бывало,
За собой оставив след.
Всё прошло, как в детской сказке.
Если б снова всё начать…
По берегам на глине вязкой
След копытный — как печать.
Моя милая избёнка,
Без тебя тоскливо мне.
Звонкий голос жеребёнка
Где умолк, в какой стране?
Вспомнишь всё — мороз по коже…
Отчего? Не знаю сам.
…И кулик тоскует тоже
По болотистым местам.

Взаимность

Иду ли светлою порошей,
Смотрю на дом, на листьев медь…
Побольше сделать дел хороших
Мне в жизни хочется успеть.
Ну что от тех, сказать по праву,
Кто в этой жизни не радел?
Хвала ж тому, и честь, и слава,
Кто древо вырастить сумел.
Коль жить, так жить: не зря, недаром.
Твори, выдумывай, спеши
Зажечь других своим «пожаром»:
Пожаром сердца и души.
Не зря так щедро солнце светит…
Чтоб всех вокруг любить сполна.
Учти, взаимностью ответит
И клён, и тополь, и сосна…
Пусть пройден путь, и день пусть прожит,
И пусть порой печаль в груди…
И всё же нет, всё ж нет дороже
Того, что будет впереди.
Нахлынет грусть, пройдись порошей,
Что лес обсыпала и дол…
И тот же груз житейской ноши
Тебе не будет так тяжёл.
Мы все уйдём, и все там будем…
И всё ж нас вспомнят. И не раз,
Коль чувства добрые разбудим
У тех, кто будет после нас.

В той деревне, где я родился

В той деревне, где я родился.
Где учился и рос,
Месяц в небе клубком катился:
Удивительно прост.
В той деревне у тихой речки
В сердце, в душу вошло
И тепло, и уют от печки,
И баркас, и весло…
В той деревне у поля с рощей
Даже воздух иной.
Нет на свете родней и проще
Той округи родной.
Там за полем в знакомый колок
Расселились грачи.
Там в озёрах вода как щёлок
И пески горячи.
В той деревне, где я родился,
Кур с ладошек кормил…
Месяц в небе клубком катился:
Светел, тонок и мил.
Там встречался со счастьем детства
И с лихою бедой…
А теперь лишь пустое место
Поросло лебедой.
Эх, родные лесные чащи,
Как живёте вы там?
Пусть хоть звери проходят чаще
По заросшим этим местам.

О тех, кто землёю зарыт

…А ветер то тихий, то звонкий
Замрёт… То заплачет навзрыд.
Грустят на рассвете сосёнки
О тех, кто землёю зарыт.
Красивые, крепкие были,
Полны и задора, и сил…
Они ведь кого-то любили,
И их кто-то очень любил.
Поход затрубили оркестры…
Все планы пошли кувырком.
Парней провожали невесты
На бой со смертельным врагом.
За Родину насмерть стояли.
Геройский оставили след.
В неравном бою погибали.
И это в расцвете-то лет.
Спасибо за доблесть, за смелость,
Что свергли фашистскую рать…
О, разве им, братцы, хотелось
В расцвете тех лет умирать?
Над каждой могилой солдата
Печалится ветер окрест,
Что недолюбили когда-то
Своих ненаглядных невест.
В граните и в бронзе застыли…
И грозы над ними и снег.
Какими красивыми были,
Такими остались навек.

Где ты нынче, моя деревушка

Я простецкий крестьянин от роду:
Чую сердцем тепло от земли.
К полю, к рощам, к полям, к огороду
Все дороги мои пролегли.
Куковала, кричала кукушка…
Полдень, солнышко, стадо коров.
Где ты нынче, моя деревушка,
С тихой улочкой в тридцать дворов?
Что же, поле, ты так сиротливо?
Что с тобою? Смогу ли узнать?
У берёзы, осины, у ивы…
Взял слова, чтоб стихи написать.
Мне расскажут дословно деревья,
Тихо шёлком листвы прозвеня:
Увы, погибла родная деревня,
Что на свет породила меня.
Не проскрипнет ни ставень, ни дверца.
Даже ветер оглох и осип.
Ощущенье тревоги на сердце,
Будто я с той деревней погиб.

Бабье лето

Вот и он: мгновенья рай
В бликах солнечного света.
Это в наш суровый край
Заглянуло бабье лето.
Отошёл туман седой.
Затерялся в долах где-то…
Задержись у нас, постой.
Золотое бабье лето.
На рябиновых кустах
Разожги костры в округе.
В наших северных местах
То дожди, то град, то вьюги…
И хозяйничай, и правь.
У осин и клёнов с веток
Не срывай листву… Оставь
Насмотреться напоследок.
И тревоги никакой
Будто не было, и, нету.
В сердце радость и покой
Ты вселяешь, бабье лето.

Грач

Пусть где-то жизнь прекрасней трижды.
Пусть где-то больше тёплых дней…
Но понял я: коль к нам летишь ты,
Знать, этот край тебе родней.
И всё же знаешь ты, сердечный,
Какие муки ждут в пути:
И снег, и дождь, и ветер встречный…
Но коль решился, — то лети.
С тобою легче мне и проще
Сгонять с души тоски гнильё.
Я так хочу, чтоб в нашей роще
Себе построил ты жильё.

Ода коню

Ты вёз кирпич, щебёнку, доски.
Ты брёвна вёз в лесной глуши.
Ты так таскал свои повозки:
Порою лопались гужи.
В снегу по брюхо увязая,
Ты мог спокойно груз везти.
К тебе и даже волчья стая
Подчас боялась подойти.
Мой добрый конь с густою гривой,
С тебя извечно капал пот.
Ты был предельно терпеливый
При выполнении работ.
Копытом искры высекая,
Ты лихо шёл под звон удил.
Откуда силушка такая?
И кто в тебя её вселил?
Ты плуг тащил, вздымая пашни…
Прошла та давняя пора.
Всё это было днём вчерашним,
Пришли на смену трактора.
А нынче ты в большом музее
Высокий занял постамент.
Все на тебя теперь глазеют,
Как на диковинный предмет.
Работал ты, как раб покорный.
Копытом мял ковыль степной.
Теперь стоишь: красивый, гордый,
Сверкая бронзовой спиной.
Стоишь спокойно всем на диво,
Травы степной не теребя.
Умелый скульптор так правдиво
С натуры вылепил тебя.

Твои глаза

Твои глаза озёрной сини
Так удивительно просты.
Едва ль сыскать во всей России
Такие милые черты.
При них пройдёт беда любая.
Дай, Бог, им здравствовать и цвесть.
Как хорошо, что ты такая:
Как солнца луч, на свете есть.
В твоих глазах при каждом миге
Не утаить ни грусть, ни ложь…
По ним читаешь, как по книге,
Про всё, про всё, чем ты живёшь.
В них есть тоски озёрный омут,
Печаль угрюмых берегов…
И знаю я: не мне, другому
Ты ласку даришь и любовь.
Про всё, что сказано, не шалость,
Не звук, пропавший навсегда.
…А мне всего-то и осталось
Во сне их видеть иногда.
В них золотые солнца нити,
В них свет мерцающей звезды,
В них неба синь в светлейшем виде
И грусть осенняя воды.

Поэма о Двуреченске

В дали прозрачной небосвода
Вольготно звёздам и луне…
Сейчас на фоне я завода
Скажу стихами о весне.
Пускай почаще людям снится
В полнеба алая заря…
Летят весною к рощам птицы,
Свивают гнёзда там не зря.
Вода озёрная сверкает,
Листвою шепчут тополя.
И про Двуреческ всякий знает:
О, как прекрасна там земля.
Не всё бывало в жизни гладко,
Об этом знает стар и млад.
Но металлурги — люди хватки,
Невзгоды их не устрашат.
Двуреченск шёл дорогой трудной,
Бывали вихри, град и дождь…
Но стал посёлок наш уютный,
И чист, и светел, и пригож.
А чтоб не стала суть фальшивой,
Чтоб сердце дрогнуло в груди,
Взойди на центр горы Плешивой
И гордо сверху погляди.
Здесь видно всё как на ладони,
Здесь отдыхаешь всей душой.
Вдали в прозрачной дымке тонет
Завод, красивый и большой.
Здесь умолчать нельзя о спорте,
Где в гору движутся дела —
Спортсмены режутся на корте
И защищают честь села.
Ещё я так скажу, не скрою:
Мне этот по сердцу уют.
Единой, дружною семьёю
Здесь все двуреченцы живут.
Красив Двуреченск там, где речки
Воды громаду вдаль несут,
Где сосны ровные, как свечки,
И блики солнца там и тут.
Не спят двуреченцы, не дремлют,
Умеют петь, шутить, плясать.
Вот потому про эту землю
Поэму хочется писать.

Весна

Не гнетёт больше зимняя стужа
Ни широкое поле, ни лес.
Так и просится в сердце и в душу
Журавлиная песня с небес.
Знать, кружилась метель не напрасно,
И ручей не напрасно журчит…
Вон петух, залетевший на прясло,
О весне во всё горло кричит.
И не надо печалиться, плакать,
Будем думать: во всём повезёт,
Это временно — лужи да слякоть,
Эту грязь всю потоком снесёт.
Нынче даже очнётся и хилый
В нашем хладном, суровом краю.
Позовёт к себе скворушка милый
Громким свистом подругу свою.
Оживились ветвистые кущи,
Средь снегов находясь, как во сне.
О, возрадуйся каждый живущий
Этой силе природы — весне!
Успевайте на солнце погреться,
Уловить каждый солнечный блик,
Успевайте на всё насмотреться,
Ведь весна — это только лишь миг.

Семья

Чтоб одолеть невзгоды, беды,
В морозы выстоять и в зной…
Нам завещали наши деды —
Беречь семью любой ценой.
Скажу доходчиво и кратко:
В огромном городе ль, в селе
Семья нужна нам для порядка,
Для дружбы крепкой на земле.
Тропой отцов вперёд идите,
Хотя она и нелегка.
Семью лелейте, не губите,
Семья — хранитель очага.
Пускай щедрее солнце светит,
Пусть стихнет ветер-лиходей…
Господь создал семью на свете
Для вечной жизни, для людей.

Родина

То сосёнка, то осинка,
То берёзовая грусть…
Как под белою косынкой,
Словно в сказке, дремлет Русь.
Мчится лыжник вдаль по полю,
Проскользил, и был таков.
Я на всё любуюсь вволю,
И душа полна стихов.
Тихо ветер ветку клонит.
Даль, овраг, степная гладь…
Предо мной как на ладони
Всей России благодать.
Куст рябины над тропою,
Снегом высвеченный весь…
Всё, что вижу пред собою —
Это Родина и есть
Долы, рощи, степи снежны.
Лес угрюм, притих, молчит.
Как здесь ласково и нежно
Слово Родина звучит.
Если так со мной случится,
Окажусь в стране иной,
Всё равно мне будет сниться
Небо с русскою луной.

Приход весны

Уже шумит ручей в распадке
И воздух льётся, как вино…
И сердцу радостно и сладко:
Весну почуяло оно.
И хоть высокие сугробы
Подчас встают передо мной,
Но нет уж той метельной злобы,
Что так куражилась зимой.
Березки, милые подружки,
Что так прекрасны и стройны —
И те, от корня до макушки,
Начало чувствуют весны.
В последний раз на лыжах мчусь
Невзрачный с виду, жухлый пень,
И тот воспрянул и почуял
Тепло и неба голубень.
И вся округа улыбнулась,
Зарёй румянится восток.
Планета к солнцу повернулась
И новый делает виток.

Памятник Ленину

Под вихрь крутой, под снег и дождь,
Ломая старые преграды,
Владимир Ленин, мудрый вождь,
Повёл народ на баррикады.
Страну корёжил паралич…
Не так-то просто, я скажу вам,
Не так-то просто бросить клич,
Ударить резко по буржуям.
Он жаждал вымести дерьмо,
И сжечь, как хлам из огорода,
И сбросить рабское ярмо,
И жизнь улучшить для народа.
…И всё свершилось, удалось,
Теперь бы жить, богатство множить…
Но как в России повелось:
Всё надо снова уничтожить.
За все дела его, за труд
Поставлен памятник на площадь.
Дожди веками не сотрут
Его талант и мозга мощи.
…Столкнули памятник шутя,
Надменно, зло, забавы ради.
Пусть невзлюбили мы вождя,
Зачем же скульптору-то гадить?
Ломают памятник юнцы
И топчут в грязь его обломки.
Что ж вы творите, подлецы,
И чем вы мыслите, потомки?
Чем всё бессмысленно громить,
Творить жестокое паскудство,
Не лучше ль было сохранить
Произведение искусства?
Старался скульптор от души,
Вложил в свой труд частицу сердца.
У нас всё так — ломай, круши,
Иди дорогой зла и зверства.
Всего-то надо, чёрт возьми,
Не так уж много, в самом деле:
Чтоб оставались мы людьми,
Да чтоб сердцами не черствели!

Для тебя

Вновь весна, утихли вьюги.
Птицы гнёзда вьют.
Для тебя во всей округе
Соловьи поют.
Для тебя шумят берёзы
Молодой листвой.
Для тебя умылись розы
Дождевой водой.
С неба звёзды с новой силой
Льют на землю свет.
Для тебя, такой красивой.
Пишет стих поэт.
Лепестки ромашки белой,
Словно пух, легки…
Вот и я рукой несмелой
Написал стихи.
Ветерок, такой игривый,
Залетел в мой сад.
У ручья берёза с ивой
По тебе грустят.
Ты приди сюда однажды,
Посмотри вокруг,
И тебе листочек каждый
Улыбнётся вдруг.
Для тебя заря как сказка
Разлилась окрест
И малиновою краской
Окропила лес.

Крутые русские

Страна моя красивая,
Красивей в мире нет
Вон даль такая синяя.
А зорька – маков цвет.

Страна моя с ромашками,
С дорогой вдоль села…
Войну, годину тяжкую
Ты все пережила.

Светла, необозрима ты…
Не я ль тобой горжусь?
Страна моя, люби меня,
А может, пригожусь.

Долины, тропки узкие,
Дороги вдаль зовут
Боюсь, крутые русские
Тебя разволокут.

Налево ли… направо ли…
Коттеджи тут и там
Кто дал такое право им,
Российским богачам?

Жируют, в банях парятся.
Пируют по ночам.
Наверно с неба валятся
Финансы богачам?

Быть может и нескромно я,
Но смею суть излить.
Хребтом средства огромные
Ни в жизнь не накопить.

Не знаю: разберусь ли я
Во мраке бытия
Ну, что ж, крутые русские,
Господь вам судия.

Гармошка

       музыка В. Чурова

Не утрать тальянка моду.
Пойте громче голоса.
Вспомни, как в былые годы
Зажигала ты сердца.

Пусть годами путь отмечен,
Но скажу всерьез, любя.
При прощаньях и при встречах
Лучше не было тебя.

Эх, умелая двухрядка,
Все под стать тебе, к лицу.
Помогала в жарких схватках
Ты врага громить бойцу.

По Сибири, по Уралу,
Вдоль дорог, в местах глухих…
И без устали играла
Ты на свадьбах золотых.

Пусть шумят иные стили:
Рок-н-роллы, твисты – пусть.
Все ж (Всех) милей твои кадрили
И лирическая грусть.

Не сходи, гармошка, с круга.
Весели родимый край.
Пой, звени, душа – подруга,
Голоса не растеряй.

Береза

Покидает одежду береза
Листья щедро бросает вокруг
В ожидании злого мороза,
Непогоды, метелей и вьюг.

Вся под инеем холодным белеет
Листьев желтых в помине уж нет.
Ей бы взять, да одеться теплее,
А она обложила скелет.

Опустели сады, огороды.
Помрачнел, потускнел небосвод.
Все подвластно закону природы…
Птицы с шумом пустились в полет.

Не одну лишь тебя, и осину.
Оголило и бросило в дрожь.
Все претерпит твоя древесина.
И весной ты опять расцветаешь.

Зашуршишь молодою листвою,
Зимних бурь одолев перелом.
Вспыхнет солнечный шар над тобою,
Каждый листик, наполнив теплом.

Все пройдет, прояснится погода
Вдосталь соку возьмешь от земли
И тебе свысока, с небосвода
Светлый гимн пропоют журавли.

Кони

Эх вы, резвые, сильные кони,
Нипочем вам ни слякоть, ни снег…
Вам к лицу хомуты и супони,
И кошевок раскатистый бег.

Вы, бывало, везли, не меня ли
И в метели, и в ветер, и в град…
И не вас ли цыгане меняли,
И не раз уводил конокрад.

Вы знавали и зимние ночи,
Слыша посвист метельной глуши.
А про ваши огромные очи
Хоть отдельную повесть пиши.

Наплевать бы на всю перестройку
От низин до верховьев Оби…
Мне увидеть бы резвую тройку
С бубенцами в широкой степи.

Время кануло в век обреченный:
Все, что есть, видно, так тому быть…
Ни один не измерил ученый
Красоту вашу, силу и прыть.

Что пророчат нам эти порядки,
Что несет нам удушливый газ?
Я в бензинной, стальной лихорадке
Все сильно тоскую о вас.

Как люблю я вас сильных и добрых,
Когда мчитесь вы, жарко дыша…
У вас сердце есть, печень и ребра
В жилах кровь и живая душа.

Как прекрасны в лихом вы разгоне.
Как в стремительном беге дружны!
Если б знали вы, милые кони,
Как вы людям на свете нужны!

Вам к лицу хомуты и супони
Обо всем говорю без прикрас.
Если вдруг вы исчезнете, кони,
Вся планета зачахнет без вас.

Прощай, моя малая родина

Деревня моя ненаглядная,
С черемухой в белом цвету,
Добра и мила, и не жадная…
Влюблен я в твою красоту.

Основана добрыми дедами
Дорогами трудными шла.
Ни в жизнь не дружна с дармоедами,
Извечно в работе была.

Деревня моя работящая,
Про все вспоминаю скорбя.
Встречаться с тобою, почаще бы.
Да где там, – сгубили тебя.

Сломали дома деревянные,
Попробуй их снова собрать…
Смела их с земли окаянная,
Какая-то злостная рать.

Деревня с ромашкой и клевером…
Грустит недопаханный клин…
Богата метелями севера,
Кострами кудрявых рябин…

Растила пшеницу и рожь она,
Шумели вокруг тополя,
А нынче вот всеми заброшена.
Бурьяном покрылись поля.

Играли гармошки страдания
И слышался смех тут и там.
И девушки шли на свидания
К красивым своим женихам.

Мила она каждым мне камушком,
Хранила меня, как могла.
Сестренкой мне, мамкой и бабушкой
Родная деревня была.

Росла в палисаде смородина
Любил я ее собирать…
Прощай, моя малая родина,
Мне больше тебя не видать.

Богиня

В. Лобовой

Когда идешь ты по поселку,
Богиней видишься ты мне.
Смотрю во след тебе подолгу,
Стихи рождаются в уме.

И в этот миг душе не больно,
Струится свет в ее окно.
Стихи текут непроизвольно,
Из сердца льется, как вино.

Скажу всерьез, а не шутливо:
Хотя б украдкой мне взглянуть,
Как ты легко и горделиво
Несешь божественную грудь.

В твоем лице с загаром южным
Глаза прекрасные грустны.
Своей опрятностью наружной
Вдвойне притягиваешь ты.

Придет пора, нагрянет иней,
Взревет зима белым-бела,
Но для меня всегда богиней
Ты будешь так же, как была.

К тебе листочки тянет ива…
И вижу я, как не проста
Твоя божественная сила
И ум, и стать, и красота.

Твои виски украсил иней
И на щеках румянец ал…
Вот потому-то я богиней
Тебя в стихах своих назвал.

Твои глаза

  С. Ситковской

Твои глаза, вернее очи,
Они насквозь пронзают, жгут.
Они, и впрямь, кого захочешь,
С ума, наверное, сведут.

При них пройдет любое горе.
В них нет ни капли лжи и зла.
В твоих глазах я вижу море
И искры света и тепла.

Я так хочу тебе признаться,
Хочу в глаза твои взглянуть.
Я б так хотел в них искупаться,
Но есть опасность – утонуть.

В твоих глазах огонь и пламень…
Сказать иначе и нельзя
О, если бросить в море камень,
То он утонет, как и я.

Простой секрет тебе открою
В туманной мгле под крик грачей,
Мне б только рядом быть с тобою
Да видеть блеск твоих очей.

Забытая богом деревня

Овраги, поляны, деревья
С плетнями в глубоком снегу…
Забытая Богом деревня,
А я вот забыть не могу.

Все помню до мелких деталей.
Ухабы, дорожную пыль…
Такие родимые дали,
Такая давнишняя быль.

Костры на покосной стоянке,
Людской, деловой разговор
И нежные звуки тальянки
За душу берут до сих пор.

…И все это было со мною
В обычной крестьянской среде,
Где звездочки с белой луною
В озерной купались воде.

С охотой работали, вволю.
Везли урожаи с полей…
Тяжелое бремя на долю
Пришлось деревушке моей.

Жила по обычаям древним
Под вьюгами в белом снегу…
Забытая Богом деревня,
А я вот забыть не могу.

Воды утекло уж немало…
Как птицы, промчались года.
Но то, что на сердце запало,
Забыть не смогу никогда.

Поэту, другу, земляку

Все жестче, жестче непогода…
Не вспыхнет яркий иван-чай.
И журавленок с небосвода
Не прокурлычет невзначай.

Давно уж птицы пролетели.
Нещадно ветер взвыл в трубе.
Крутые, рьяные метели
Напомнят скоро о себе.

Угрюмый сумрак стиснул дали.
Качает вихрем провода…
Но мы с тобою выживали
И не в такие холода.

…Мне так по нраву твоя «осень».
Я к ней любовь в душе храню.
Вот потому стремлюсь я очень
Прочесть поэзию твою.

Твои стихи мне сердце лечат
Своей волшебной красотой.
В них лабиринты синих речек
В узор вплетаются густой…

Они приятны и приличны.
В них нет ни каверзы, ни лжи…
Они, как муза, гармоничны,
Полны и смысла, и души.

Их с упоением читают
Учитель, столяр, врач… при том
Они тоску с души снимают
Любовью, ясностью, теплом…

Скажу, лишь так, и мне поверьте.
Ведь в том ни тайна, ни секрет:
В чудесном городе Сысерти
Живет Ефремов, наш поэт.

Поклон ему несем мы низкий.
Желаем в жизни всяких благ.
Он дорог нам, родной и близкий,
Поэт российский, наш земляк.

Не надо мне слова другие

Зима с лихвою прокатилась.
Мороз порой под сорок был,
Но сколько вьюга не бесилась,
Однако выбилась из сил.

Настанет миг, исчезнет морок
Угонит солнце снег с полей.
И мы с тобой дождемся скоро
Прилета новых журавлей.

Пускай с собой возьмут все вести
И здесь расскажут нам сполна…
И мелодичной, громкой песней
Разбудят землю ото сна.

Не надо мне слова другие…
Скажу я просто, без прикрас:
«Привет вам, птицы дорогие,
О, как скучали мы без вас!»

Внесет весна свое приличье
Ворона каркнет со столба…
У птиц свои законы, птичьи.
Людей же в путь ведет судьба.

Судьба ведет дорогой счастья,
По ней уже не ходят вспять.
Ведь в вихре жуткого ненастья
Всем надо выжить, устоять.

Пока мы все во мраке сером.
Вокруг глубокие снега.
Пока по улицам и скверам
Танцует бешено пурга.

И все ж пойми, запомни, вьюга,
Кружась змеей среди полей,
Мы все равно дождемся с юга
Прилета новых журавлей.

Летите, птицы, поскорее,
Несите радостную весть.
Весна вас встретит, обогреет.
На то она, весна, и есть.

Поэтесса

С. Ситковской

Сысерть, конечно, не Одесса…
То дождь, то град, то мокрый снег.
Зато живет в ней поэтесса,
Души добрейший человек.

Она такие вирши пишет!
Об этом знаю я давно.
Всевышний дал ей сердце слышать,
Чего другому не дано.

Несут снега метели жестко,
Сгибает ветки тополей.
…Чиста поэзия Ситковской,
Все мудро высказано ней.

Ее стихи имеют силу.
В них есть тепло, покой, уют…
Не зря и имя так красиво:
Ее Светланою зовут.

Пиши, прекрасная Светлана,
Души порывов не жалей,
Чтоб в вихре хладного бурана,
Всем стало чуточку теплей.

Такое, знай, не всяк сумеет.
Не всяк разгонит мрак и тьму.
Он не горит, а вяло тлеет
И задыхается в дыму.

Писал сей стих, а сердце билось,
Сжигало грудь сильней огня.
А если что не получилось…
Прости, Ситковская, меня.

Прости за всю мою породу,
За все, чем с детства дорожу,
Что деревенский я отроду,
Что стих по-своему пишу.

Милая родина

   Музыка В. Чурова

Иду бездорожьем иль торной дорогою,
Любуюсь на дали за тихой рекой.
Листву у березы и клена потрогаю –
Как Родины милой дотронусь рукой.

Приятен мне запах цветущий смородины,
В ее необычной и чистой красе.
Я вижу во всем тебя, милая Родина:
В дороге, в тропинке, в травинке, в росе…

Я помню, бывало, как в дни сенокосные
Косил на просторах пестреющий дол…
Березу и иву твою длиннокосую
Готов был обнять за седеющий ствол.

Быть может, с годами ослабну я силою.
На месте стоять не прикажешь годам…
И вся же тебя, моя Родина милая,
Какой я ни есть, никому не отдам.

Выпускнику

Ты запомни простейшую истину,
В деле малом учти и большом:
Что пойдешь по дорогам, по жизненным
Ты со школьным теперь багажом.

Все, что сделать сумел ты, порадуйся.
И что приобрел, все бери,
Только будь не способен на гадости,
Благородное дело твори.

Ты не душой, что стих мой с ошибкою.
Все, как надо, скажу я, любя:
Если бил ты баклуши с улыбкою,
То и жизнь поколотит тебя.

На пути то ухабы, то ямины…
Ты узнаешь, как жизнь нелегка.
Твои первые в жизни экзамены –
Это только цветочки пока.

…Может, будешь ты важным начальником
Может орден нацепят на грудь…
Но при встрече, пусть даже нечаянной,
Слово «здравствуй» сказать не забудь.

День Победы

Вновь весна. Весенний ветер…
Синь захватывает дух.
Ранним утром на рассвете
Разбудил меня петух.

Петушиный голос зычный
Известил на все село: –
«Нынче праздник необычный.
Май!.. Девятое число!»

Шутка ль… просто ль – День Победы!
И не скажешь, враз всего.
Наши доблестные деды
В битвах добыли его.

Площадь, памятное место,
Говор, смех, медалей звень…
Многолюдно, но не тесно
Здесь бывает в этот день.

Здесь в мгновении печальном
Наступившей тишины
Чтят минутою молчанья
Не вернувшихся с войны.

Те, что живы – нынче деды.
Словно в инье, в седине…
Слишком дорого победы
Достаются на войне.

Зеленые глаза

Что за диво!.. Березы с кленами.
Это диво хранит земля.
Это диво: глаза зеленые
У тебя ли увидел я?

В окна ива глядит безлистая.
Вечер синий, погож и тих.
…Ты мила и добра, и чистая,
А глаза – не сыскать таких.

Кто с бедою сравнить пытается
Твою прелесть печальных глаз,
Тот отчаянно ошибается,
Тот в неправде по грудь увяз.

Ты навечно осталась в памяти
У меня, как мечта, как новь…
Все по осени тонет в замети,
А весной расцветает вновь.

Все бывает: порой нечаянно
Хлынет дождь, прошумит гроза…
Я влюбился в тебя отчаянно.
А виною всему – глаза.

Потому, что они зеленые…
Есть в них радость, любовь, печаль…
Они как березы с кленами,
Что собой украшают даль.

Пусть, метели бушуют рьяные,
Пусть округе в снегах тонуть…
Я тебя повстречаю заново,
Чтоб в глаза твои вновь заглянуть.

Роса на гладиолусах

музыка В. Чурова

Ты юная, красивая,
Шаги твои легки.
Сравни тебя я с ивою,
С березкой у реки.

Закат златыми блестками
На озеро упал,
А я тебя березкою
В стихах своих назвал.

Уж дождики проплакали.
Туманы вдаль плывут
…И губы цветом маковым
В лице твоем цветут.

Ты как ромашка белая,
Как море лепестков,
Застенчива, несмелая,
Как музыка без слов.

Ты – песенка над кручею,
Что так звучит легко…
В поля, в луга цветущие
Уводит далеко.

Слилась с закатной краскою
Озерная вода…
Красивой, юной, ласковой,
Останься навсегда.

Блестит на гладиолусах
Жемчужная роса…
Мне снятся твои волосы
И дивные глаза.

Из гибких веток клена я
Сплету венок, любя.
Все потому: влюбленный я
Без памяти в тебя.

О луне

Что-то сердцу взгрустнулось немножко
Ночь покой разливает окрест.
И луна ко мне прямо в окошко
Закатиться готова с небес.

Вот уж близится время к расцвету.
Ночь проходит и некогда спать.
О, луна, ну не ты ли поэту
Помогаешь, стихи написать.

Для тебя небо-степь голубая.
Под тобой птицы мчатся, трубя…
Я смотрю на тебя, улыбаясь.
Так бы вечно, смотрел на тебя.

Но одна я скажу по секрету:
Жизнь прервется моя словно нить…
Ты другому поможешь поэту
Еще лучше стихи сочинять.

Во вселенском пространстве безбрежном
Ты свой путь не теряешь во мгле
И с небес посылаешь надежду
Для людей, что живут на земле.

Я б сказал о тебе еще много
Я стихи бы тебе посвятил…
О, луна, ты такая, ей богу!
Всех чудесней небесных светил.

Ненастье

За окном осенний морок.
Ветер лих, траву помял.
За оврагом на пригорок
Лист березовый упал.

Хоть и грустно, но красиво:
Дремлет ива у реки.
А листочки – просто диво –
Золотые пятаки.

Пусть, и пасмурно, и сыро,
Чахнут травы на меже,
Только сердце не остыло
И костер горит в душе.

Яркий ветер в грудь и в спину
И дожди не устрашат,
Когда ягоды рябины
Словно яхонты горят.

Пусть огонь души не гаснет
И не станет в жилах кровь…
Мы в осеннее ненастье
О весне мечтаем вновь.

Осенняя грусть

музыка В. Чурова

Заря над озером зарделась,
Задела даль, луга, холмы.
Береза белая разделась
И терпеливо ждет зимы.

Зима, она не за горами…
Ворвется вновь крутой циклон
И застучит опять ветвями
В мое окно озябший клен.

Над тихой степью, над лугами,
Клубясь, туманы поплывут
И журавли вверху над нами
Романс тоскливый пропоют.

Заря над озером, как парус,
Плывет уныло в облака.
Ко мне на сердце грусть закрылась,
Да стихотворная строка.

У той строки так много смысла…
Он не пустой, незримый свист…
Рябина ветками повисла
И на песок роняет лист.

Ах, осень, осень, время грусти.
Угрюмый дол притих во мгле.
И каждый листик, ветка, кустик…
Склонили головы к земле.

Осеннее золото

Жаль, что все исчезнет это, жаль:
Лист шуршать не будет под ногами.
Помрачнеет высохшая даль.
Заметут метели все снегами.

…Дворник добродушный, деловой
Вежливо здоровается с нами…
Выметает золото метлой,
Что с деревьев сорвано ветрами.

Выметает все, как некий сор,
Чистоту на местности наводит.
…Наклонясь подсолнух на забор,
Головой на солнышко походит.

Вновь пришла осенняя пора.
Вновь грустят пустеющие грядки.
…И бегут, бегут из-под пера
Строчки в черной моей тетрадке.

Я пишу об осени стихи.
Звезды в небе весело мигают…
Вот уже вторые петухи
Мне про сон грядущий намекают.

Жесткий ветер с яростью двойной
Сыплет лист на скверы и аллеи…
Выйдет дворник, выметет метлой,
Золота ни капли не жалея.

Все само образуется, скажется

музыка В. Чурова

Увядают в садах гладиолусы.
Треплет ветер их, студит роса…
Я влюблен в твои чудные волосы
И в улыбку твою, и глаза.

Припев:
Скоро вьюги опять закуражатся,
Зашумят, засвистят над трубой…
Все само образуется, скажется,
Что по жизни дано нам судьбой.

Все заметней прохлада осенняя,
Солнце в тучи упрятало лик.
Никнут дали, пожухли (увяли) растения,
Но в этом есть прелести миг.
Припев.

Ты как осень, задумчива, строгая…
Все, как есть, я в стихах опишу.
За листочки березку потрогаю,
Словно кудри твои расчешу.
Припев.

В твои брови, ресницы и волосы
Я влюбляюсь сильней и сильней.
Потому что в садах гладиолусы
Красоты не заменяет твоей.
Припев.

Цветы

Цветов на свете очень много,
Не счесть, пожалуй, разом их…
Но всех заметит, слава Богу.
Цветочек розы средь других.

Конечно, розы вам не ивы…
Все ж не будьте так слепы:
Сомнений нет, они красивы,
Но очень колются шипы.

Я отдаю почтенье розам,
За них испытывая страх.
Едва охватит их морозом
И розы гибнут на глазах.

О них не скажешь просто, пошло:
Мол, дескать, так себя …тростник.
А коль возьмешь неосторожно,
Поранишь руки в тот же миг.

Не зря молва жива, не гаснет
Из древних пор до наших дней,
Что чем цветы собой прекрасней,
Шипы их крепче и длинней.

Не нужен мне цветок красивый
Да, пусть господь меня простит…
Пускай уж лучше ветка ивы….
Она мне боль не причинит.

Сторона моя, сторонка

Через рощи я иду ли
Иль по полю, по стерне…
Только б солнце, ветры б дули
Всякий раз навстречу мне.

Сторона моя в березах
Влево, вправо пролегла,
Под дождем иль под морозом…
Все равно ты мне мила.

В этот стих, в знакомый почерк
Я не знаю: прав не прав
Поместил бы между строчек
Шум хлебов и запах трав.

Птиц веселых щебетанье,
Копы сена, каждый стог…
Все земное обаянье
Поместил бы, если смог…

Сторона моя, сторонка
Лес, дорога, синь-река…
За печаль рябины тонкой
Ты вдвойне мне дорога.

Роща милая моя

К тебе я вечерами прихожу.
Стоишь ты, на ветру листвой шумя.
Тебе одной, как другу все скажу
Тебе лишь, роща милая моя.

Люблю тебя особо при луне,
Когда зальется песней соловей.
Приятно помечтать наедине
В глуши твоей под куполом ветвей.

Как хочется в стихах тебя воспеть:
Росу твою прозрачную и мох.
И травы, и ромашковую цветь,
И птичий деловой переполох.

Мне хочется, чтоб вечно ты была
С петляющей дорогою, с листвой…
И чтобы возле каждого села,
Как эхо, раздавался голос твой.

Не зря к тебе я, роща, прихожу,
Мечту свою на сердце затая.
Тебе одной секреты расскажу.
Тебя лишь, роща милая моя.

Я свою мечту держу в секрете…

Очень я устал на этом свете
Слушать перебранку под луной…
Будет время: взрослые и дети
Вспомнят дни, проведшие со мной.

Может я для всех лишь посторонний.
Дни за днями, сменятся года…
Может вам напомнить крик вороний
Обо мне, забытом навсегда.

Трудно мне об этом говорить вам,
Волю дав и чувствам, и словам.
Те слова о грусти, будто бритва,
Режут мою душу пополам.

Я свою мечту держу в секрете
Днем и ночью, летом и зимой…
Все ж скажу: не взрослые так дети
Вспомнят дни, проведшие со мной.

Птица-ворон

Это что же со мной такое:
Хоть заплачь, хоть умри с тоски.
Мне стихи не дают покоя,
Будоражат мои мозги.

…А когда я бываю в поле,
Вся встает пред глазами Русь.
Враз уходят из сердца боли,
Из души исчезает грусть.

Хоть и в поле подчас прохладно,
Зато нет там кощунства, зла…
Мне бывает вдвойне приятно,
Если правда в стихи вошла.

Прохожу ли сосновым бором.
Шалым ветром объят, согрет,
Мне по-своему черный ворон
Что-то крикнет порой вослед.

Он по-своему что-то скажет.
Крикнет, каркнет и – вновь в полет…
Станет сердцу приятней даже
Словно камень с души спадет.

Я скажу тебе птица-ворон,
Уваженье к тебе храня:
Ты почаще кричи над бором,
Окликай с высоты меня.

Где-то рыщет беда большая,
Будь-то черти идут толпой:
Экологию разрушая,
Убивают и нас с тобой.

Изгоняя тоску и вялость,
Ты погромче кричи во след.
Сколько жить нам еще осталось,
Сколько вышло на долю лет.

Воробей

Тебя дожди порой полощут
И беспокоят холода.
Но не покинешь наши рощи
Ты ни за что и никогда.
Порой сидишь ты под карнизом
Со мной под крышею одной…
Вот поэтому ты мне так близок
И дорог сердцу, и родной…
Скворец красивый и певучий,
Но он стремится на юга…
Его страшит мороз трескучий
И наша жесткая пурга
…Не унывай под тонким пухом.
Подай мне голос, не молчи…
Ты хоть и мал, но сильный духом,
И капли крови горячи.
С тобой во всем я солидарен
И как умею, подпою…
Я очень, очень благодарен
За птичью преданность твою.
Ты здесь со мной и в ливень плотный,
В ненастной мгле, и в холода…
Ты не был пташкой перелетной
И уж не будешь никогда.
…Еще так долго вьюгам злиться,
Шуметь ветрам в моем краю…
Люблю тебя, родная птица.
За жизнь и преданность твою.
Убереги себя от кошек…
Еще скажу попутно впредь:
Поклюй зерна и хлебных крошек,
Чтобы в метель не умереть,
Пускай, ты мал по виду, скромный,
И все ж я так скажу, любя:
Что на планете всей огромной
Тоскливо было б без тебя.

Ощущает сердце негу

Над долиной, над увалом…
Снег кружится, юн и мил,
Будто белым одеялом
Землю-матушку укрыл,
Обновляет ширь земную:
Даль лесов и глушь полей…
Душу радует, волнует
Первозданностью своей.
Ощущает сердце негу,
Под ногами гулкий хруст…
Снегу много, рады снегу
Пруд, река и каждый куст.

Первый снег

Снег на крыши, на березы
Густо падает с утра.
Нет ни вьюг и ни морозов…
Да всему привет пора.
Гляну в долы, влево, вправо…
Мягко стелется у ног
Мне и в радость, и в забаву.
Первый выпавший снежок
Тихо падает на плечи,
На берегах озер и рек…
Он растает, он не вечен,
Этот первый, легкий снег.
Чистоты необычайной…
Будто вспыхнул и потух.
Будто лебеди случайно
По земле роняют пух.
Серый сумрак дали застит.
Скрыло неба синеву…
Все равно глухим ненастьем
Этот миг не назову.

Вьюга

Малым пташкам холодно.
Малым пташкам голодно.
Тучи скрыли солнышко.
Нет вокруг ни зернышка.
Вьюга воет бешено,
Все вокруг заснежено.
Свищет, стонет шалая,
Воет с новой силою…
Ах вы, пташки малые,
Потерпите милые…
Вьюга перебесится,
На ветвях повесится.
Старой клячей спятится,
По оврагам спрячется…

Дома-терема

По дороге еду… право,
Будь то лето, иль зима…
Гляну влево, гляну вправо:
Не дома, а терема.
Я разгадывать не буду,
Но волнует сердце зуд:
Что за диво, что за чудо?
Что за люди в них живут.
То холмы под небесами,
То раздолье, а то грусть.
То вдруг встанет пред глазами
В кружевном наряде Русь.
Я не знаю, есть ли краше
Где-то лето иль зима.
Вижу: есть в России нашей
Вот такие терема.
Все, что вижу, просто чудо!
Аж не верится глазам…
Я рассказывать не буду,
Каждый пусть увидит сам.

Зимний день

Вдали лыжня, как линия
Под снежной шапкой пень.
Прозрачны тени синие
В чудесный зимний день.
Иду, смотрю на блики я
И ты на них взгляни…
Встаю на лыжи гибкие.
Попробуй, догони!
Увидишь припорошенным
Зимы прекрасной лик,
Когда с житейской ношею
Расстанешься на миг.
Леса от снежной свежести –
Как в сказочной глуши…
Не видит этой прелести
Лишь тот, кто без души.
То луг, то поле с рощицей,
То след оставит лось…
И жить, поверьте, хочется
Сильнее, чем жилось.

Весенний шум

Ко мне весна стучится в дверь.
Дела… мечты… заботы…
Включила музыку капель
На все лады и ноты.
Несется шум со всех концов.
Весна в обличье новом
…И ждут скворечники скворцов
В моем краю суровом.
В свои права вступил апрель:
Бегут ручьями воды…
Бери бумагу, акварель…
Пиши этюд с природы.

Ночь

Закончен день тяжелый
Настала ночь… и тишь.
Упал снежок на долы,
На лес, на скаты крыш.
Укуталась в сугробы
Земли ночная гладь.
Для счастья сердца что бы
Еще бы пожелать?..
Огромен мир… не тесный
Созвучен, как орган.
Земля – корабль чудесный,
А небо – океан.
И даль, и снег пусть будет.
И рощи, и луна…
Храни, Господь, вас, люди,
Спокойного вам сна.

Апрель

Птичья за окнами
слышится трель
Снова с капелью
сдружился апрель.
Звонкую песню
красавца-скворца
Слушал бы, слушал
весь день, без конца
К старым гнездовьям
вернулись грачи…
Словно со стартов
помчались ручьи
Зеленью свежею брызнет
трава…
Сами рождаются
в сердце слова
Место свое уступила
метель…
Вволю хозяйничай,
месяц апрель!

Зимой

Ни трактор не пашет, ни грач не кричит
Уставшее поле под снегом молчит.
Посохшие листья прижаты к земле.
Деревья мечтают в мороз о тепле.
Осина средь леса стоит как скелет.
Здесь зверь проходил и оставил свой след.
Овраг…поворот. Снег белее, чем мел…
Здесь лыжник с откоса, как птица летел.
А здесь вот совсем не ступала нога.
Под белыми шубами дремлют стога.
Не чудо ли! Боже! В ветвях снегири!..
Как будто их тронуло краем зари.
Лощины, овраги, сверкающий снег…
Да пусть это все сохранится навек!
Иду бездорожьем иль сонным путем…
Про все вспоминать буду долго потом.

Как в сказах Бажова

Любуясь, иду среди бора большого.
Здесь так всё походит на сказы Бажова:
И горные скалы, и леса массивы,
И в речках вода, что сверкает красиво.

Иду и любуюсь кустами рябины,
А грозди на ветках горят, как рубины.
Деревьям не тесно средь бора большого
Здесь мило, чудесно, как в сказах Бажова.

То даль, то овражки, то леса опушка…
Того и гляди — пробежит Поскакушка.
То травы качнутся, как шёлковый волос
… Вдруг выползет чудо по имени Полоз.

Дороги, развилки, елани, да тропы…
Здесь, кажется, вот–вот пройдут рудокопы.
Авось малахит под дерном на увале…
А может, и здесь камнерезы бывали.

Цветы ли я вижу, каменьев ли груду
… Да шум средь деревьев разносится всюду.
Здесь зорьки малиновой краски разлиты.
Здесь отблеск особый несут хризолиты.

А там, вдалеке, очертанья пригорка.
Ну, точно, как в сказах — «Змеиная горка».
Дурман, ли цветы пред глазами предстанут…
Бажовские сказы с годами не свянут.

Данила–мастер

Молчаливым казался, несмелым
Но красив был собою и мил.
Подобрал его мастер умелый
И как сына к себе приютил.

Старый мастер был добрый, но строгий…
Всё в делах своих знал и умел.
Он конкретно отказывал многим,
Кто к работе его не радел.

Ну, а в этом увидел «живинку»,
И таланта — златое зерно.
Тот парнишка в цветке иль травинке
Видел то, что другим не дано.

Грубый камень и режет, и точит.
Весь в чаду и в пыли, как в дыму.
Этот парень, трудяга, настойчив,
Значит, камень поддастся ему.

Звали просто парнишку Данилой.
И влюбленный он был в малахит.
Был богат он духовною силой,
Хоть и слабым казался на вид.

Время шло, время быстро летело…
Стал парнишка мужчиной давно.
Налилось его силою тело
И радело к работе оно.

Он не ведал и сам — что такое?
Впал в унынье сплошное, в тоску…
Днём и ночью не знал он покоя,
Всё страдал по дурману–цветку…

Знать не зря терпеливо трудился.
Шлифовал малахита куски.
Просто чудо–цветок получился —
Как живые взошли лепестки.

Скрыта в камне волшебная сила.
Камень жив…, а не мертвый кусок.
Это мог только мастер Данила.
Влиться сердцем в тот дивный цветок.

Родные окрестности

Как люблю я родные окрестности,
Все работы мне здесь по плечу.
Никакой не хочу я известности
И похвал никаких не хочу.

Окружён я полями да рощами,
Как я этим здесь всем дорожу.
И стихи я, поэт доморощенный,
Для души и для сердца пишу.

Манит речка чуть слышным журчанием,
Лижут волны её берега.
И пастух, не обижен молчанием,
Гонит стадо коров на луга.

Мне во сне перелески мерещатся,
Где у птиц в вышине шум и гам,
Где берёзки поют про Отечество
И орут петухи по утрам.

Сельский быт в меня врезался смолоду.
Я в деревне всей грудью дышу.
Не люблю я шататься по городу
И стихи про него не пишу.

Дотянуться руками мне хочется,
Влиться в гущу седых облаков…
Про поля, про овраги и рощицы
Напишу ещё уйму стихов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *