Положение конкурса Вдохновение 2014

Список участников фестиваля чтецов Вдохновение

Итоги фестиваль чтецов

Фестиваль чтецов «Вдохновение»

20 марта в Городском центре досуга состоялся первый районный фестиваль чтецов «Вдохновение», посвященный 200-летию со дня рождения М. Ю. Лермонтова.
Участие в фестивале приняли 30 человек из Сысерти и района.
В номинации «авторское чтение» выступили 5 участников. На суд публике и жюри выставили свои произведения, посвященные Михаилу Юрьевичу.
В номинации «художественное чтение» выступили 25 участников, где любители поэзии с чувством и артистизмом декламировали стихи Михаила Юрьевича Лермонтова. Звучали как знаменитые «Демон», «Мцыри», «Молитва», «Бородино», так и менее известные произведения – «Незабудка», «Воздушный корабль», «Морская царевна» и многие другие.

Ломовцев Михаил СеменовичГран-при фестиваля Ломовцев Михаил Семёнович из п.Октябрьский

Участвовали в конкурсе чтецов на сайте газеты “Маяк”  http://34374.info/2014/03/festival-chtetsov-net-ya-ne-bayron-ya-drugoy/

 Стихи, представленные в номинации «авторское чтение»

Т.А. Баринова (1 место)

Пробудится о прошлом сожаленье!

Боюсь представить я себе,
Когда б сейчас предстал пред нами
Как отнеслись бы мы к тебе,
И как бы ты отнёсся к нам?

Когда твои стихи читаю,
То слёзы просятся из глаз.
Я грустной тучей улетаю
На твой возлюбленный Кавказ.

Внять вечного скитальца душу,
Нашёл ли то, чего искал
И как бесчувственную тушу.
Меня пронзают пики скал.

Ты храбрый и неутомимый,
Багрянцем небо озарил,
Спасибо, наш поэт любимый,
Что Демона нам подарил.

Ты десять лет его лелеял,
В воображении взрастил.
И из грудной дрожащей клетки
Ни зверь, ни птицу, отпустил.

Как снайпер, затаился в щели
И жертву ждёт, чтобы убить.
Так Демон, алчущий в ущелье
Он ждёт, кого бы полюбить.

Как дикий зверь, в убогой нише
Свисают космы с головы.
Имея всё…, как жалкий нищий,
Он ищет ласки и любви.

В ветвях тенистых между скал
И за плющевыми лозами
Тамару Демон обласкал
Как, грозовая ночь, глазами.

Ах, Демон – Херувим упавший!
Слезою камень ты пробил!
Ты – божию любовь познавший,
Да не по Божьи… полюбил.

Как можно нас таких любить?
Порой я Богу удивляюсь,
Прости, Господь, но как мне быть?
Я ближе к Демону склоняюсь.

Я усмиряю свою плоть,
Но дух смирить не обещаюсь.
Прости, Господь, прости Господь,
Что Демоном я восхищаюсь!

Его страданий неземных
Нам не унять и не измерить,
Избавившись от дум скверных,
Как в Бога в Демона бы верить.

И за неверную любовь,
Прелюбодеев лобызанье,
За жадность, лень и сквернословье
Нам всем приходит наказанье.

И если б можно было взять,
Погладить Демона рукою,
И обогреть и обласкать,
И полюбить и успокоить.

Но как унять обиды, зло,
Нечеловеческую муку?
Где взять, дающую тепло,
Нечеловеческую руку.

Дубы – задушены плющом,
И древний храм с дырявым шлемом,
Под невидимкою-плащом,
Над нами рыщет…, рыщет…, Демон.

Покуда злу на свете жить,
Пока мы глухи, слепы, немы,
Над нами грозно будет плыть,
Нас невзлюбивший…, добрый… Демон!

С.А. Ситковская (2 место)

Стихи до боли нам знакомы…

«Белеет парус одинокий
В тумане моря голубом.
Что ищет он в краю далёком?
Что кинул он в краю родном?»
Стихи до боли нам знакомы…
Стихи, что за душу берут.
Они выводят нас из комы
И возрождают в сердце бунт.
Мы вместе с тем поэтом страстным,
В той буре парусом летим.
Готовы думать о прекрасном
И верить в то, что победим.
Неважно век какой, и время.
Неважно, где и как живём.
Какое ныне правит племя.
Ему мы гимн теперь поём.
Его весь мир давно услышал,
Вознёс уже на пьедестал.
И многим Лермонтов наш! Миша!
Кумиром в жизни ныне стал!
Душа его рвалась к свободе.
Во всех стихах об этом крик.
И потому всегда в народе
Был непорочен его лик.
А власть гнобить его стремилась:
Подальше выслать и добить.
Чтоб жизнь недолго его длилась.
Их приговор: пора убить.
И вот дуэль. Дурная пуля.
Убит мятежный наш поэт.
Конечно, недруги вздохнули:
Ну, наконец-то его нет.
Напрасно радовались, парус
Белеет также на волнах.
Через века бушует с жаром
В его возвышенных стихах.

А. Цыбизова (3 место)

Посвящение М.Ю. Лермонтову

Позвольте преклонить колено,
Снять шляпу, затушить свечу.
Талант от времени не тленен,
Подвластен лишь его перу.
Да, этот гений жил средь нас,
Писал рассказы, кистями анфас.
Лил речи, рифмы на луну,
Да, он любил свою страну…
Он дуэлянт, и честь ему важна,
Судьба героя так сложна.
И на устах лежит печаль,
Безмолвно смотрят очи вдаль.
И этот страшный часа рок,
Рука нажала на курок.
Да, пуля грудь его рвала,
Смерть в одночасье позвала.
Художника, поэта, офицера.
Земля кроваво отсырела.
В наследие Героя написал,
Стреляя жизнью рисковал.

Позвольте преклонить колено,
Снять шляпу, затушить свечу…

М.Ю. Бегунова

Памяти М. Ю. Лермонтова

Во Москве, во стольном граде той осенней ночью
Появился, как награда, мальчик перед очи.
1814 год тогда стоял
И октябрь по небу тучи злые гнал.

И никто не знал, конечно, что увидел свет
Будущий великий русский наш поэт.
Нежный ангел – мама, вскоре умерла,
Одарив сыночка всем тем, чем могла.

Зять не ладил с тёщей, видно не простила:
Жизнь с таким-то мужем дочку и сгубила.
Воспитанье бабушка на себя взяла,
Посвятивши внуку все свои дела.

Обучила языкам и манерам светским-
Миша отталкивал детей своим умом не детским.

***

Мальчик рос болезненным, телом был тщедушен
И к нему приставлен был доктор самый лучший
Бабушкой из Франции – лишь бы внук здоров.
Он же золотушный – сколь ночей без снов.

Вот и предавался грёзам и мечтам,
Рассуждая мысленно так с собою сам.
Он, забав лишённый с местными детьми,
Увлекался чтением напролёт все дни.
Развил воображение, сам с собой играя,
Постоянно знания этим повышая.

***

Михаилу – десять. С бабушкой на воды
Едет паренёк, в восторге от природы.
Горные пейзажи, озеро, Казбек –
Всё в душе у мальчика оставляет след:

Девочка, к которой пробудилось чувство,
Что любови знойной, ощутил он буйство.
Долго он девчушку эту вспоминал,
О прекрасной Грузии по ночам мечтал.

***

На изящном слоге был обучен он,
С французскою словесностью больше был знаком.
Для себя в пятнадцать он решил, – Позор!
Что не знает с детства он родной фольклор.

Русские народные сказки он не знал,
Ведь ему никто их в детстве не читал.
В Москве он поступает в благородный пансион,
Где и обучается с удовольствием он.

Здесь в стихосложении начал упражняться
И журнал какой-то стал здесь выпускаться.
Он увлёкся Шиллером, а потом Шекспиром,
Не в ладах по-прежнему со всем внешним миром,
Свой создав, в котором, грёзы и мечты,
Уносили парня вдаль от суеты.

***

В шестнадцать первая, пришла любовь,
И разочарованье и измена вновь.
Насмешливая барышня Сушкова:
Кто влюбится в нескладного такого,
Невзрачного, и с красными глазами,
И косолапого, к тому ж, судите сами.
Таков был Лермонтов в шестнадцать лет…
Но отомстить себе он дал обет.

И случай представился, и вот,
Он в «свете» высмеяв её, – реванш берёт.
Поэт знакомится с Натальей Ивановой,
Впервые чувствуя взаимность – это ново.
Он воспарил от счастья такого,
Но не надолго, предпочли ему – другого:
Посостоятельней, поопытней к венцу –
Неопытному, пылкому юнцу.

***

Главною темою теперь в его стихах:
Тема предательства, измена, крах.
Но благодарен он изменнице уж тем,
Что смог себя поэтом осознать затем.

Поэт студентом университета
Чурался гегельянцев и эстетов,
Не состоял в студенческих кружках,
Зато бывал в салонах, на балах.

Участвовал в тогдашних маскарадах…
Но лишь творя, он находил отраду.
Сколь плодотворны были эти годы,
Впоследствии оценено народом.

Прошло не более двух лет и вот – прошенье,
Об увольнении его с соизволенья.
Науки камень грызть поднадоело-
Сделать военную карьеру – это дело.

В школу кавалеристов поступил поэт
И вскоре юнкера увидел «свет».
Он погрузился в юнкерский разгул,
На время творчества огонь задул.

В пирушках, забиячестве, веселье
Ожил, лишенный их доселе.
И вот по происшествие двух лет
Предстал пред нами Михаил – лейб-гвардии корнет.

Он к службе явно равнодушен был,
Зато проказником неистощимым слыл:
Застольных песен цикл сочинил,
Которых смысл, весьма фривольным был.

Узнав о смерти Пушкина, поэт
Даёт безжалостному «свету» свой ответ
Пошли на «Смерть поэта» кривотолки…
Поэт писал «…надменные потомки …»

Был осуждён за это «высшим светом»,
За что сослали на Кавказ поэта,
Где действовал тогда Драгунский полк,
Что Мише принесло немалый толк.
Для творчества: душой он стал богаче.
О, это был уже не юный мальчик.

***

Служил он в Гродненском полку и в Королевском,
И в «высшем свете» ощущал себя уж веско,
Но был по-прежнему душою одинок.
Другим, души его терзанья – невдомёк.

Он глубоко страдал – непонятый, а жаль.
Если б не это, жаждал бы смерти он? – едва ль.
Не нарывался б на дуэли, ссоры,
Которые, в то время, разрешались споро.

Поэт так ясно видел крах своим мечтам –
Потухший взгляд, угрюм, не весел сам,
Что смысл утратила для Михаила жизнь
И сам он смерть искал уже, кажись.

Вот стычка роковая и дуэль.
Он мог предотвратить – не захотел.
И всё свершилось. Провидения рука
Послала пулю в грудь, наверняка.

Его светильник разума угас –
Великая потеря для всех нас.
Гроб с телом был перевезён в фамильный склеп
Где и покоится уж двести лет.
В именье родовом, в селе Тарханы
Всё! Дальше искушать судьбу не стану.