Бегунова Мария Юльяновна

Родилась в 1957 году в г. Вильнюсе Литовской ССР. В г. Благовещенске окончила педагогическое училище, затем институт. Работала учителем в школе, заведующей детским садом. На Урал переехала в 1986 г. Вдова, есть две дочери и сын, семеро внуков. В настоящее время проживает в п. Б.-Исток, работает директором Центра досуга. Стихи сочиняет со школы всегда и везде – это состояние души.

***

Чужая душа – потемки!
Свою – не пойму никак.
Почему отпустил птицу счастья,
Поступив неразумно так?
Эту птицу годами ловят,
Чтобы счастье свое обрести
Ты ж, поймав ее, растерялся,
Испугался, и … отпустил.

***

Побыть одной – стремление души:
Вдруг остро о тебе затосковала
И вот плыву во тьме я, и в тиши,
Вливаясь в вечное, душой усталой.
Соприкасаясь с мирозданьем тет-а-тет.
Бреду, не торопясь дорожкой лунной.
Разлит в природе гармоничный свет:
Звучат любви невидимые струны
И я тоскую о тебе, мой друг,
Внимая звукам сладостным и нежным –
Такое благоденствие вокруг
И крик души – Не покидай, надежда!

***

Если хочешь узнать, что на сердце внутри;
Сделай просто: возьми и в глаза посмотри.
Ведь глаза – это зеркало нашей души,
Так что делать плохое, мой друг, не спеши.

***

Ты не мой, для меня ты – чужой.
Почему ж хорошо так с тобой
Почему мрёт сердечко в груди,
Когда говорю: Уходи!
Ты – уходишь. Я с болью в душе,
Ни на что не надеюсь уже.
Без тебя привыкаю я жить.
Есть кого, слава Богу, любить.
Всплеск эмоций. Болезненный вскрик:
Ты опять на пороге возник.
Ведь ушел в никуда, навсегда,
Так прощаясь, сказал ты тогда.
Я не знаю что это? – Любовь?
Из осколков собрала я вновь?
Только очень уж мне тяжело,
Ведь на этот раз сердце свело,
Потому, что и я не твоя,
А моя боль – лишь только моя.

***

Ночь. Туман.
Шагнула за порог, как в мир иной:
Ни огонька, ни звука, ни движенья,
Непроницаемой вокруг все скрыто тьмой.
И одолели враз меня сомненья.

Чье колдовство? Кому подвластно все?
Таинственно и жутко от сознанья,
Ведь ощущаешь явственней еще,
Что ты, всего частица мирозданья.

Как в фантастическом боевике
Бреду на ощупь я в сыром тумане.
И сердце бьется в страхе и тоске:
Ведь я же знаю точно: он – обманет.

Объемлет он меня со всех сторон,
Дыханьем своим хладным обжигая.
Заиндевелыми губами он
Вокруг себя всё в сказку превращает.

И сердце бьется резко и не в такт,
Пугливо озираться заставляя.
Я знаю: это просто ночь, туман.
Морозной ночью часто так бывает.

Пространство растворилось в молоке,
Застыло время, все исчезли звуки.
И только жилка бьется на виске,
Явления известные науке.

***

Сошлись однажды у ручья лесного
Три путника из города большого.
И в изумлении застыли трое –
Так поразило чудо их лесное.
Безмолвно постояв, пошли своим путем,
Но каждый чудо сотворил потом.
Один изящный сочинил сонет,
Отобразив в нём красоту – он был поэт.
Другой, на музыку его переложил:
Он знаменитым музыкантом был.
На рамку третий натянул холстину
И написал прекрасную картину.
Во всем учитесь видеть красоту,
В реальность воплотив, свою мечту.

***

Розы в вазе хрустальной –
Выраженье любви.
Те слова, что шептал мне,
Много раз повтори.
Повтори их негромко,
Сотни, тысячи раз.
Ведь друг другу так нужен
Свет лучащихся глаз.

***

Твою красу березка белоствольная,
Не нахожу я слов, чтоб описать,
Ты величава, как первопрестольная,
И я могу лишь молча созерцать.

***

Идет беременная женщина
И улыбается. Чему?
Ему, пустившему в ней корни,
Ему, младенцу своему.

Он в ней живёт своею жизнью:
Он радуется и грустит,
А как от злых и чёрных мыслей
Пугается он и дрожит.

Но женщина «их» не допустит,
Ей ведома событий суть.
И в правоте своей «мадонна»
Не сомневается ничуть.

Озарено небесным светом лицо –
То божья благодать.
Любовь – то высшее начало,
Что может мать дитяти дать.

***

Ну, наконец-то снег растаял,
Влагой земля напоена,
Восторженно курлычут стаи,
Родные видя, вновь поля.

Дают над ними круг почета-
И радости предела нет.
Пусть в это не поверит кто-то –
Милей родной сторонки свет.

Милей поля, милей дубравы,
Где издревле гнездовья вьют,
Милей болота наши, право
Прильнуть к груди своей зовут.

Вот потому из благодати,
Каждый год раннею весной
Спешат на север птичьи рати
В объятья Родины, – домой.

Во мраке пещеры

Снят замок и вот со скрипом отворились створки входа
Все застыли в восхищенье, глядя на игру природы.

Что ж я вижу: диво сказка – царство снежной королевы:
Всё блистает и искрится и направо, и налево.

Ёжится отделка свода миллиардами снежинок,
Свет играет, отражаясь, от кристалликов и льдинок

Здесь гигантские снежинки украшают стены свода.
Веет тайною и стужей здесь от вековой породы.

Необычные сосульки снизу вверх произрастают ,
Здесь капель в безмолвном мраке никогда не умолкает

Это соки источает свод пещеры, весь в морщинах.
Наполняя им озёра, дремлющие там в глубинах.

Лишь естественные звуки здесь безмолвье нарушают,
В скальных «трубах» завыванье, да ещё капель глухая.

Гладь зеркальных вод спокойна, отражая скал величье.
Изредка лишь потревожит писк и шелест в царстве птичьем.

А на дне глубин прозрачных – там монетки серебрятся,
То заветные желанья, испуская свет, лучатся.

Строго убранство пещеры – так задумала природа.
И глядим благоговейно на причудливые своды.

Придя, скажи…

Придя, скажи: – Я голоден, как волк!
А я отвечу: – Как я рада.
Еще скажи: – Усталый я, как черт.
Расслабиться и отдохнуть мне надо.
А я отвечу: – Вот и хорошо,
Сейчас накормлю тебя мой милый,
А после постелю тебе постель,
Чтоб отдохнул ты и набрался силы.
Еще скажи: – Я так был одинок…
А я скажу: – Ну, что ж, теперь нас двое.
Ты не поверишь, ждал тебя порог.
И я, и он грустили за тобою.
А ты на то ответишь мне:
– Вот ведь как… не знал.
А я скажу: – Любимый, хотя ты
И немного опоздал,
Но главное, что не прошел ты мимо.

***

Стоит несчастный ствол
С обрубками – руками.
Немым укором – ни к чему слова.
И хочется мне крикнуть:
– Люди, сами,
Прошу вас, не губите дерева!
Деревья ведь – зеленый щит планеты
Краса и гордость русской стороны.
Ведь борются за каждый кустик где-то,
А мы не ценим, чем наделены.

Учителю

Учитель! Много ли Вам надо?
Лишь уваженья и тепла.
За труд не ждете Вы награды
Достойной плата бы была.

Награда Вам – детей улыбки
И их пытливые глаза,
Душевные слова с открытки,
Час расставания в слезах.

Учитель! Скромный трудоголик,
Пахарь открытых детских душ,
Когда же ты взмоешь птицей вольной
В лазурь от суеты и «луж».

Туда, где в радостном покое
Ты будешь без преград творить,
Где все ненужное, пустое
Не будет больше тяготить.

Где только радость сотворенья,
Глаза, которых не предать.
И можно до самозабвенья
Чистой любви свет излучать.

***

В Книге природы яркая страница –
Так удивительно тиха, мила.
И, право, не возможно не влюбиться:
Сегодня осень кроткою была,
Такой, в которую влюбился Пушкин,
И вдохновился Левитан,
Любуясь видом солнечной опушки,
Где предавался грезам и мечтам.
Вот я иду тропой лесною,
Листвой упавшею шурша.
Ищет блаженства и покоя
Моя заблудшая душа.

***

Берегите любовь – богом данное счастье,
Ворог чтоб не сгубил, не свалило ненастье.
Берегите любовь, нежных слов не жалея –
Этот нежный цветок нужно холить, лелеять.
Может ведь, словно ваза на осколки разбиться
И тогда уж не склеить, сколь над ним не трудиться.
Берегите любовь, не браните, жалейте,
Ароматный нектар с губ пылающих пейте.
Берегите любовь – без обид и упреков
Пронесите ее до заветных порогов.
С каждым годом она пусть сильнее пылает,
Берегите! Любовь – дар великий, я знаю.

У камина

И в холодный, зимний вечер,
И в промозглый, осенний день
Нет уютней места для встречи,
Где соседствуют пламя и темь.
Потрескивают поленья,
Сгорая в неравной борьбе.
Исчезают тихонько сомненья:
Так покойно здесь мне и тебе.
Бросает отблески пламя на лица,
Ты рядом, что ж боле желать.
Пусть сказка еще повторится:
Так прекрасно любить и мечтать.

***

Тонут мысли в душном разнотравье.
Лежа, наблюдаю облака,
Плыть хотела б также безмятежно,
Как сия небесная река.
О серьезном ничего не думать,
Только о возвышенном мечтать.
И не теребить без толку «струны»:
В кои веки – просто отдыхать.
От работы, внуков, огорода,
Дома и навязчивых мужчин.
Лечит душу красота природы,
Если с ней один ты на один.
Я б слилась с ней, впитывая соки,
Черпая энергию земли.
Мысли от земного так далеки,
Уплывают, тают там, вдали.
Где же отыскать такое место,
Чтоб на время невидимкой стать,
Чтоб с технократичного насеста
Не сумели запеленговать.

***

Озари своей улыбкой белый свет,
Ведь причины для унынья вовсе нет.
Посмотри: ведь солнце светит, ты живешь,
Или льется благодатный дождь.
Вот березка шелестит своей листвой,
Небо мирное такое над тобой.
Рядом дети – все их помыслы чисты.
Если ж любишь и любима ты.
От чего ж лицу от счастья не сиять?
Каждый день стремись улыбкою встречать.
Утро – ведь на целый день настрой:
Озари пространство вкруг себя собой.

***

Без любви неестественно жить,
Как без воздуха, как без хлеба.
Человек создан, чтобы любить
Между древней землею и небом.
Занимаясь любовью – творить,
Чтоб росло поколенье счастливых,
Научившихся снова любить,
Как Кихот Дульсинею – красиво.
Чтоб хотелось пространство создать,
Где росла бы любовь, как цветочек,
Где хотелось бы жить и мечтать,
Наслаждаясь красой дни и ночи.

Зарисовки из прошлой жизни

(г. Вильнюс 1957-1966 г.)

Я четко помню этот старый дом
Со скрипучей лестницею деревянной,
Где пахло нафталином и борщом,
Капустой квашеною и сметаной.
Дом на Музейной улице стоял:
На третьем этаже квартира наша,
Там дед с моей бабулей проживал
И дочкой, моей крестной – тетей Машей.
Солила бабка в кадке огурцы,
Таких нигде я больше не едала,
А мы с братишкой тоже молодцы:
За обе щеки уминали сало.
Такое нежное с перчинкой, с чесноком
А к празднику всегда был студень,
Наливки пахли хмелем и медком.
И знали все: «первач» отменный будет.
По праздникам был полон дом гостей,
И было весело и шумно,
Был слышен топот пляски, ей же ей:
Мы были рады этому безумно.
Никто внимания не обращал,
Не загонял нас вовремя в постели,
Дедуля на гармонике играл
И все под музыку проникновенно пели.
Лилось ситро, горилка, газ-вода
И песни украинские звучали.
Мы с братом впитывали все тогда,
Все новое тогда нас увлекало.
И свадьбу Маши помнит этот дом,
Рождение Валерки и Танюши.
Все, кажется, теперь чудесным сном,
Где пребывали в рае наши души.
Я не была там много- много лет
И жив ли старый дом, не знаю.
Он излучал когда-то ясный свет,
Теперь же этот свет я излучаю.

***

Когда ночь своим бархатным пледом
Укрывает от глаз белый свет,
Со своею душою беседу
Я веду в тишине тет-а-тет.
Бродят по дому серые тени,
Захватили сны души в полон:
Время самое для откровений,
Когда мир погружается в сон.

***

Ступая по ковру из листьев,
Грустя по Осени брожу,
Вдыхая аромат душистый,
Дух тленья всюду нахожу.
Да, Осень года, Осень жизни:
Не за горами снег зимы,
Вот так, не замечает ближний
В прическе нити седины.
Не видит внешних изменений:
Он жив в созвучии с душой.
Так время года без сомнений
Любое ценим мы с тобой.

Отчего грустит осень…

Грустит, тихо плача природа:
Снова в жизни ее осень года,
Потому так все песни печальны,
Что известно ей все изначально.
О вьюгах, что воют ночами,
О метелях, что дружат с ветрами
И о холоде одиночества,
Когда каждой душе тепла хочется.
Но пройдет, верю, грусти пора,
Стоит только дожить до утра.
Утро года в природе – Весна,
А она из любви рождена.
Значит, будем все дальше мы жить,
Будем радоваться и любить,
И она ж не давала обет:
Грусть пройдет – будет ярче рассвет.

Размышления

Не уважаю жен курящих, пьющих –
Сие противоречит естеству,
Тех, что не замечают глаз зовущих
Своих детей, как сорную траву.
Мне очень больно за девчонок,
Что стали мамами не в срок,
Не получив любви с пеленок
Ими не пройден тот урок.
Что дарит радость материнства,
Нежности учит и любви,
Не лицезрели б мы кощунства,
Малюток бедных под дверьми.
Не подшивали б отказные
От новорожденных детей.
Где ж истины вы прописные?
Оставлены, до лучших дней …
Как жить сейчас, чтоб ощущалась
Связующая нить времен,
Чтоб впитывали ее дети
В кровь с материнским молоком?!
Вернуться вновь к заветам предков,
Законы божьи соблюдать
И научиться беззаветно
Любить, добро творить, мечтать.

Слово о Сысерти

Много слов хороших сказано сегодня
О Сысерти. Песня спета одна.
Пусть кому-то кажется городок не модным,
А чьему-то сердцу всех милей она.
И живут в Сысерти люди золотые.
Говорят дела их сами за себя:
Отстояли Родину в годы боевые,
Тут живут их дети, край родной, любя.
Да и как, скажите, не любить такое,
То, что с детства в сердце, песнею звучит.
Подрастает дружно племя молодое –
Им заветы предков бережно хранить.
По утрам здесь зори тихие такие,
Утопают улочки в сочных зеленях.
Люди здесь радушные, щедрые, простые:
Прославляют город в песнях и делах.
Становись же город год от года краше,
И лучись улыбками горожан.
Город наш прекрасный – ты надежда наша:
Молодых и старых сысертчан.

Зимняя сказка

Всю ночь красавица Зима
Из нитей белых пряла кружева.
А утром их представила на суд людской:
Ах! Захватило дух от красоты такой:
Тончайшей шалью-паутинкой,
В которой, весь узор – снежинки,
Она заткала все вокруг,
Вплела, в косы берез-подруг,
Сиреней ветви, тополей.
Украсила каймой своей
Кусты ракиты над рекой,
Одела в пух своей рукой.
И сразу все, как в сказке стало,
И под лучами заблистало,
Лишь только солнца первый луч,
Блеснул, сияя из-за туч.
В восторге внук пролепетал:
– Ба, Ти! Какая красота!

Картинка из детства

Над рекою ива,
Под окном березка.
Все здесь сердцу мило,
Просто и неброско.

Куст рябины редеет,
На заборе – галки,
На задворках дети
Разыгрались в салки.

И скрипит натужно
Ворот на колодце…
Почему ж так сердце
Учащенно бьется?

То ль о чем-то вспомнив,
Мне не вдруг взгрустнулось,
Словно сердцем к детству
Снова прикоснулась.

Лесу

Здравствуй лес, дивный лес,
Полный сказок и чудес.
Я с добром к тебе пришла,
Радость в сердце принесла.

***

Серебром по бархату – шито небо звездами
И сияет месяц, словно брошь.
Снова увлеченная, в ночь «гостями» поздними,
Тихо улыбаясь, ты на зов идешь.

Ночь великолепная: тихая и ясная
И разлита в мире благодать,
И звучит как будто музыка прекрасная.
Разве можно в ночь такую спать?

***

Порой совсем немного надо,
Чтоб подарить кому-то радость:
Одно заботливое слово,
Немое выраженье взгляда,

Букетик скромных первоцветов,
Улыбки нежное сиянье,
И на душе теплее станет
От малой толики вниманья.

Поездка в детство

Я хотела увидеться с детством,
Я спешила к нему самолетом.
Улыбалась я воспоминаньям,
А не любовалась полетом.
Мысленно обошла все местечки,
Те, что в детстве священными были,
Посидела на нашем крылечке,
Того дома, в котором мы жили.
Побывала и в школе, как в детстве
Посидела за школьною партой
В кабинете истории нашем,
Где по стенам развешаны карты.
И никак не могла я дождаться,
Когда самолет приземлится,
Чтоб скорее из суетной жизни,
В детство снова девчонкой спуститься.
Я по трапу, волнуясь, сбегала,
Торопилась к обители детства.
Но вдруг…ничего не узнала,
Как ни старалась вглядеться.
Страна детства – волшебная сказка,
С ней простились, уйдя на рассвете,
И искать ее снова напрасно,
Ведь живут в той стране — только дети.

Таежная весна

Весна – утро года в природе.
И только лишь сходят снега,
Встрепенувшись, и плечи расправив,
Расцветает родная тайга.
Первой лиственница оживает,
Улыбнувшись глубокому сну.
И ресницами нежно моргает,
Приветствуя ликом весну.
И в ажурном сплетении веток,
Изумрудной вуалью накрыт,
Внемлет лес в ожидании чуда
И заветную тайну хранит.

***

Отец мой всю войну прошел, в концлагере сидел.
Он раньше срока поседел, но до конца дошел.
И был в дивизии он той, что заняла Берлин,
И знамя с гордостью он нес, и был он не один.

Егоров и Кантария взобрались на Рейхстаг,
Чтоб над немецким логовом затрепетал наш стяг.
Он ранен был, контужен был в боях за Сталинград,
Его медали бережно в семье у нас хранят.

В тот майский, солнечный денек ему занемоглось:
Осколок, что в груди сидел, его извлечь пришлось.
Сирена скорой! – В клочья ночь! Бойца спасти! Приказ.
Наркоз и скальпель, пот ручьем – борьба который час.

Он снова выстоял – хвала российскому бойцу,
Но сердце в мае дало сбой – и слезы по лицу.
Вот, нынче будет 25-ть, как в славе он почил
Не будет пусть никто забыт,
Кто мир восстановил…

***

К чему стремишься в жизни ты, сынок:
Ни идолов нет у вас, ни цели?
Не выбрал ни одну ты из дорог,
А жизнь проходит мимо, в самом деле?

Твой дед – он всю войну прошел пешком,
Был в окруженье и в плену томился.
С «Освенцимом» был хорошо знаком,
Но выжил, выстоял, и не сломился.

Ведь цель великая его сквозь ад вела,
Как тысячи других парней таких же
Она – одной победы лишь ждала…
А ты – умом нисколько их не ниже.

Другой, победу здесь, в тылу ковал,
Сдавая танки, пушки и снаряды,
Он Уралмаш работой прославлял,
Он от усталости, бывало, падал.

Ты, скажешь: «Строек века нет сейчас
И на Россию враг не нападает,
Другое поколение у нас…»
Оно нужды, ну, проста-ки, не знает.

Не обязательно великим быть бойцом,
Или прославиться на стройках века,
Важнее не быть в жизни подлецом,
И вырастить из сына человека.

Не забывать свою старушку- мать,
Не предавать друзей и глаз любимой,
Про честь и совесть никогда не забывать
И не идти по жизни с равнодушьем мимо.

***

Я заклинаю, люди, никогда
Не забывайте, грозные года,
Глаза осиротевших враз детей.
И, обезумевших от горя матерей,

Навек застывшие глаза ребят,
Что под березами в полях лежат,
И, миллионы тех, кто жизнь отдал,
Чтоб мир над Родиною воссиял.

«Освенцим» и «Майдане» – лагеря,
Где печи крематориев горят
Ничто! Никто не будет пусть забыт,
Сожженных пепел, к нам в сердца стучит.

И заставляет нас, живых, краснеть,
За то, что может просто не успеть,
Еще живым все почести воздать,
Так мало их – легко пересчитать.

Я, заклинаю, люди, никогда,
Не забывайте, грозные года.
Погибшим – память скорбная в веках,
И наш солдат с девчушкой на руках.

После развода

Ты, словно конь,
удравший в степь – до одури скакать
Свободе вняв, уже не дашь
Теперь себя взнуздать…

***

Морозный полдень
Какая красота! Глазам аж больно.
Стою, дыханье затаив, невольно.
Покрыто белоснежным полотном,
В плетеньи кружев кажется все сном.
Как в сказке: тишина и благодать.
Смотреть, и, замерзая засыпать…
По царству Берендееву бреду
Слагая рифмы строчек на ходу.

Ночь перед Рождеством
Распушился дым хвостами
По-над крышами села.
Звезды весело мерцают.
Ночь морозная пришла.

Месяц ярко в небе блещет,
Как начищенный пятак
Ночь под Рождество Христово
Потому и чудно так.

***

Носит где-то по бурному тебя среди ветра и волн,
И бросает с волны на волну одинокий твой челн.
А, когда со стихией бороться уже устаешь,
Ты, с надеждой, к причалу знакомому вновь пристаешь.

На пороге встречаю тебя – от стихий защитить,
Чтобы, вскоре, надолго опять проводить
Видно в смутной душе все живешь, Одиссей,
Вот и манит тебя от меня и друзей.

А, ты знаешь, что самый надежный причал,
Тот, который не раз провожал и встречал,
Тот, который в невзгодах во всех устоял,
И, который всему вопреки тебя ждал.

Посвящение ночи

Бархатная ночь, ты для влюбленных –
Ласковая матерь для детей.
Даришь поцелуев миллионы,
И, качаешь на груди своей.

Ты ошибки наши нам прощаешь,
Предоставив нам и стол и кров,
Звездным пледом нежно укрываешь,
Сберегая хрупкую любовь.

***

Знаешь, милый, уходя – уходи,
Рану свежую, ты не береди.
Ну, зачем, скажи, опять ты пришел?
Сил расстаться до конца не нашел?
Ведь сказал: – «Прощай!» и сгинул в ночи,
Только сердце-то от боли кричит…
Ты знал, что будет снова тянуть,
Ты знал, что будет трудно уснуть.
А слова? Их невозможно забыть
Сколько раз ты, будешь так уходить?
Знаешь, милый, уходя – уходи,
Затянувшихся ран – не береди…

К серебряной свадьбе
День за днем минута за минутой –
Четверть века, как единый миг,
Пронеслось, и было все, как будто,
Но не стихнет лебединый крик.

На безветрии – бывали штили,
Ураганы, что качали дом,
А пожарища – какие были,
Но не опалило вас огнем.

Чувства не остыли в то столетье,
Сердце бьется трепетно в груди.
Вместе пережили лихолетье,
Что-то ждет еще вас впереди?

Бережно, друг к другу относитесь,
Выражайте чувства, не таясь.
Что сказать – у сердца вы спросите,
Разглядите в свете милых глаз

Дорожите каждую минутой,
Счастье так не просто удержать
Говорите, говорите, говорите
Сколько можно о любви молчать.

***

Любовь не изгоняйте из сердец,
Ей ли бездомною скитаться.
Умрет от горя соловей – певец:
Нельзя любви и песне разделяться.
Любовь не изгоняйте из сердец:
В душе наступит хаос и смятенье
Это как в море тонущий пловец:
И переплыть хотел, да потерял терпенье.
Любовь не изгоняйте из сердец,
Не подменяйте рафинированной страстью.
Безумной вспышкой в сотни килогерц,
Придуманным, не настоящим счастьем.
Любовь храните, словно талисман,
Пускай в груди пылает сердце ярко.
Любовь в веках – и это не обман
Всегда была бесценнейшим подарком.

***

Ты поделись своим теплом, дыша
И оживет озябшая душа,
И станет чуточку теплей вокруг,
Я это точно знаю, милый друг.

***

Всюду снег, снег, снег.
По снегу ходит человек.
Ходит и следам своим удивляется,
Окружающему миру улыбается.
Поиграть решил Мороз,
Ущипнул слегка за нос.
Человек не понял что случилось,
Только личико скривилось,
А потом как заревет –
Ему от роду лишь год.

***

Ночь. Туман. Мороз. Зима.
Я бреду по кромке сна.
Все в гнетущей тишине
Нереально, как во сне.
И бегу от жути сна
В ночь, в туман. Мороз. Зима.

***

Спилили липу – затеняла свет.
Не спорю, я светлей, конечно, стало,
Но я, как будто бы кого-то потеряла,
Которого родней и ближе нет.
Давала летом тень, пьянила ароматом,
Большим шатром, раскинувшись над хатой.
Трудяги-пчелки мед на ней сбирали,
Цветы душистые целебный чай давали …
И вот теперь той липы больше нет.
Я грустно из окна смотрю в просвет.

***

Без любви неестественно жить,
Как без воздуха, как без хлеба.
Человек создан, чтобы любить
Между древней землею и небом.
Занимаясь любовью – творить,
Чтоб росло поколенье счастливых,
Научившихся снова любить,
Как Кихот Дульсинею – красиво.
Чтоб хотелось пространство создать,
Где росла бы любовь, как цветочек,
Где хотелось бы жить и мечтать,
Наслаждаясь красой дни и ночи.

***

Ступая по ковру из листьев,
Грустя по Осени брожу,
Вдыхая аромат душистый,
Дух тленья всюду нахожу.
Да, Осень года, Осень жизни:
Не за горами снег зимы,
Вот так, не замечает ближний
В прическе нити седины.
Не видит внешних изменений:
Он жив в созвучии с душой.
Так время года без сомнений
Любое ценим мы с тобой.

Колокольные звоны

Завороженно слушаю я звоны колокольные
И чувствую, как льется на душу благодать.
Мелодия возносится, плывет, как птица вольная.
И все живое жаждет мелодии внимать.

Призывно начинает бас-колокол, он главный,
А после подголоски мелодию ведут,
И переливы чистые плывут над миром плавно,
К заутрене, к вечерне люд набожный зовут.

Услышав звоны, вспомним, что все мы христиане,
Что по законам божьим должны жить испокон,
И сразу перед взором вдруг мысленно предстанет
Объемлющий с любовью печальный лик с икон.

***

Побыть одной – стремление души:
Вдруг остро о тебе затосковала
И вот плыву во тьме я, и в тиши,
Вливаясь в вечное душой усталой.
Соприкасаясь с мирозданьем тет-а-тет.
Бреду, не торопясь дорожкой лунной.
Разлит в природе гармоничный свет:
Звучат любви невидимые струны
И я тоскую о тебе, мой друг
Внимая звукам сладостным и нежным –
Такое благоденствие вокруг
И крик души – Не покидай надежда!

***

Если хочешь узнать, что на сердце внутри;
Сделай просто: возьми и в глаза посмотри.
Ведь глаза – это зеркало нашей души,
Так что делать плохое, мой друг, не спеши.

***

Сошлись однажды у ручья лесного
Три путника из города большого.
И в изумлении застыли трое –
Так поразило чудо их лесное.
Безмолвно постояв, пошли своим путем,
Но каждый чудо сотворил потом.
Один изящный сочинил сонет,
Отобразив в нём красоту – он был поэт.
Другой, на музыку его переложил:
Он знаменитым музыкантом был.
На рамку третий натянул холстину
И написал прекрасную картину.
Во всем учитесь видеть красоту,
В реальность воплотив, свою мечту.

***

Розы в вазе хрустальной –
Выраженье любви.
Те слова, что шептал мне,
Много раз повтори.
Повтори их негромко,
Сотни, тысячи раз.
Ведь друг другу так нужен
Свет лучащихся глаз.

Не пропусти весну

Не пропусти весну:
Капели звонкой пенье.
И ледяное кружевоплетение,
Подснежник первый, ручейка журчанье,
На дух весенний обрати вниманье.
И на проталину на косогоре,
На кошку Василиску на заборе,
На вербы нежный ласковый пушок,
На плавленый, рассыпчатый снежок,
На дымку первой зелени душистой,
На голубой, небесный свод,
Чистый-пречистый.
Повсюду пробуждение природы.
Весна! И в каждом бродит дух свободы.

***

Ну, наконец-то снег растаял,
Влагой земля напоена,
Восторженно курлычут стаи,
Родные видя, вновь поля.

Дают над ними круг почета-
И радости предела нет.
Пусть в это не поверит кто-то –
Милей родной сторонки свет.

Милей поля, милей дубравы,
Где издревле гнездовья вьют,
Милей болота наши, право
Прильнуть к груди своей зовут.

Вот потому из благодати,
Каждый год раннею весной
Спешат на север птичьи рати
В объятья Родины, – домой.