Булатов Владимир Павлович

Родился 15 августа 1939 года. В армии служил радиомехаником. Более 30 лет проработал инженером на заводе «Уралгерметавтоматика». С ноября 2008 – пенсионер, живет в Сысерти. Писать начал с 1961 года.

 Одел твой правнук ордена

Отец, ты бы доволен был,
Узрев забавную картину.
Я, дед его, в улыбку плыл
И вспомнил 45-ую годину
А было мне лишь 5 годков,
Мне гимнастерку сшили,
И вот, два ряда орденов
«Солдату» прищепили.
Я счастлив был, шагая гордо
Со своим живым! Отцом…
Мы победили эти орды!
А люди плакали кругом…
Мне непонятны были слезы,
Ведь в сборе вся семья сейчас!
Сегодня знаю, как военные грозы
Родную убавили у нас.
Конец войне. Пришла Победа.
По мертвым плакали живые.
Героями встречали дедов –
В военной форме были как родные.
Все было: кровь и нищета,
Так мало мужиков осталось!
А далее – «холодная война».
И женщина за всех старалась…
Одел твой правнук ордена;
Смущен, глядит на объективы.
Не знает он те времена,
Победой как были счастливы.
А правнуку – всего 3 года;
Не надо знать ему войны.
Он счастлив, продолжатель рода,
И с ним счастливы мы.

   Российский колокол расколот

Звон колоколов тревожит души,
Их возвышает, очищает.
Нормальный не закроет уши,
Он счастлив, он вверху витает!
Еще в народе говорят –
Их звон заразу убивает.
Такой вот положительный заряд
Несет в себе, дивись, кто понимает!
— // — // — // —
Молчат колокола –
От мата вянут уши.
Открылись двери зла,
Закрылись, темны души.
Российский колокол расколот,
И вырван злой рукой язык.
Там много лет немым укором
Он на сырой земле лежит.
Добротно сделан, не ржавеет,
Он ждет, и час его придет.
Тогда набатом он сумеет
Поднять несчастный свой народ.
И пусть нечистым, дребезжащим
Заговорит он новым языком,
Пока не встанет каждый спящий
И не поймет, зачем рожден…

Ты – человек

«Хозяин» бросил райский сад,
И слуги редко посещают;
Разросся сад, и жизнь не в лад,
Живые как-то прозябают…

В разгул пошла в «саду» природа,
Живет и здравствует наглец;
На сорняки – сегодня мода,
Увы, безмолствует Творец.

Равны в правах добро и зло,
Таков – закон природы…
В потемках сотни лет прошло,
«Несут свой крест» народы.

«Ребенку» трудно жить без няньки,
Без веры в гору не пойдешь;
А ты, потверже духом, стань-ка
– Частицу Бога же несешь!

Ты волен выбрать сам дорогу,
Осмыслить долг свой на Земле;
Учись, расти, и приближайся к Богу
– Дано бессмертие душе…

И пусть не пропадает зло,
Есть компас – совесть называется.
Твори вокруг себя добро
– Добро не забывается…

Ты – человек, тебе присущи
И сила духа, разума, любви;
Так добывая хлеб насущный,
Их развивай и будь всегда с людьми.

Тебя родители вскормили,
Отправили по жизни в путь;
А люди знаньем поделились,
Так не забудь им долг вернуть.

Есть, Есть, смысл учиться на Земле,
Тернист наш путь, да велико предназначенье:
Душа до Бога дорастет,
Ускорить можешь ты движенье.

Нам повезло

Прекрасных женщин много на примете
«В Европе, Азии, на остальной планете…
У каждой нации особенности есть;
При выборе жены их можно и учесть.

И деловые есть американки
Одни способные ребенка воспитать»;
А в Англии – хороши гувернантки,
Им педантичности не надо занимать.

Есть женщина на Юге,
Смысл жизни у нее – рожать детей;
Профессия – женой быть при супруге,
А о другой подумать и не смей.

Изящные француженки-искусницы в любви;
Испанки с кипятком в груди;
До гроба преданы японки;
И говорят, есть чудо-амазонки:
«За пояс мужиков заткнули»
И не боятся ни меча, ни пули.

Нам повезло, у нас есть россиянка,
Все эти качества в ней собраны одной;
Условия ей дать, так женщина-славянка
Проявит их с присущей ей красой.

На нашу землю ступит враг,
Огнем, мечом грозя стране.
– Уж «не хранит», но бьется за очаг
С мужчиной дама наравне.

Надежны, верны – есть и были;
Во время трудное везде Вас оценили:
Увозят вас в Америку, в Европу,
А мы молчим, глазами хлопаем…

Спасибо Вам, бесценные подруги!
Сегодня, в яркий день весны
Мы пьем за Вас, Мы – Ваши слуги,
А стол Вы оценить должны…

   Будить Россию от похмелья

Очнись, Россия, от похмелья!
Встань, оглянись назад,
Что получила ты от зелья?
Испитый Росс себе не рад!

Больна деревня, без просвета
– Десятки лет там пьяный сон!
Убога, нищая, раздета,
Работает за брагу, самогон.

Она когда-то поставляла
Детей здоровых в ВУЗЫ;
Струей живительной питала
Все города, и не была обузой.

А наш советский пролетарий
– Для власти только гегемон;
Под вечер сам себя одарит
Бутылкой пойла – счастлив он!

Больным, дебильными в тех семьях,
Не «Ломоносовы» – мальцы растут;
В табаке-вине взращенно семя
– Чего хорошего ждать тут?

Проснись, страна, пока есть сила,
Детей и внуков пожалей!
По воле волн плывет Россия,
Иль кормчий – сатана у ней?

Когда «народов всех отец»
Не смог страною управлять,
Вина дал вволю, так, подлец
Сумел престол свой удержать.

Генсеки опыт тот учли:
Тропой проверенной пошли;
Не дураки же, знали наперед,
Что трезвый люд свой путь найдет!

Проснись же, Росс, пока не пропил ум,
Правителям всегда не до тебя:
Богатство делят, в думе – «шум»,
Ты только сам спасешь себя!

Сегодня–гласность, занавес упал;
Внимай же, Росс, чем мир живет:
Он вырожденья страх познал,
И с наркотой борьбу ведет!

Ввели в Америке закон:
С табачных фирм, всех наркоделов,
За настоящий, будущий урон,
Взимать налоги – штрафы смело.

А здесь чиновников старо сознанье;
Власть, деньги – главное для них;
Заполнен рынок импортною дрянью,
И в шелесте купюр глас совести затих.

Росс пей, да помни, жизнь не вечна,
Чего оставишь кроме нищеты?
Разумное житье так скоротечно,
Дорогу проложил, какую ты?

Культурное питье – опасна профанация!
Вино есть яд, красиво, как не пей.
Змеей вползает деградация,
Когда взял власть «зеленый змей».

По потребленью алкоголя
Ты «впереди планеты всей»
На то твоя свободы воля
– Победа – Пиррова, задумайся о ней.

По долгожителям – последним на планете;
Полсотни семь тебе отведено,
Как «слаборазвитым» прожить на белом свете,
Так неужели стало все равно?

Восстань же, Росс, твоя, где гордость?
Во многом впереди страна;
Ты, задержавший дики орды,
Всем покажи, жива, сильна она…

Уральский дивный лес

Урал, родимый край, Урал
Покрыт тайгою от степи до тундры.
Таким ты сверху мне предстал,
Древнейшим краем, мудрым…

Пройдусь пешком, потрогаю деревья,
Прижмусь, «поговорю» молчком,
И вспомню милую деревню,
Прошло где детство босиком.

Пород деревьев здесь – немало;
Найду я в каждой пользу, красоту.
А после снимется усталость,
Любовь заполнит пустоту.
***
Березки вышли на полянку,
На мир невестами глядят;
Остались сосны на делянке,
Струной натянутой звенят.

Проснется как березонька весною,
Так соком нас своим поит.
Гляжу, любуюся красою:
Она белее всех стоит!

А если мыслить проще, в прозе,
«В деревне люди говорят»,
Дрова хороши из березы,
Сухие, жарко так горят!

Сосна знакома всем в Европе,
Она там – ходовой товар;
Обидно, что глазами хлопаем:
Бревном везут, прошляпили «навар».
***
Густые заросли черемух
По руслам рек живут – растут,
И, как запахнут – зацветут,
Так молодых с ума сведут!

Весной стоит черемуха,
–Краса – сплошь белый цвет;
Ванюха да Аленушка
Через ствол твой обнимаются

Сейчас им рай весь свет!
Вот так, втроем!
Влюбляются,
Не лишний третий, нет!

Еще в народе есть поверье:
Несет мороз, когда цветет.
Да просто смелая, поверьте,
Любуйтесь, радость нам несет!

А что морозы, снег идет,
Так это – смена времен года!
Урал всегда сюрприз преподнесет:
Не подчиняется бюро погоды…
***
Еловый лес стоит сырой,
Он даже в светлый день смурной.
В нем гриб хороший не растет,
В нем никто и не поет…
Ведь не зря же говорится,
Что в березах нам жениться,
А средь елей – удавиться…

Но так красивы елки малы,
Скромны, как школьницы стоят.
Мы с топором любуемся, бывало,
И губит, губит их наряд!

Конечно, жаль, что красотою
Лишь на недельку елочка блеснет.
И новогоднею порою
В квартире с нами «поживет»
***
Осинка с виду так слаба:
Без ветерка стоит – дрожит.
«Так духом, духом я сильна!»
– Она упрямо мне твердит.

…Чтоб получить вам избавленье,
От черных сил во время сна
В постель кладете вы поленья,
Спокойно спите до утра.

Про кол осиновый все знают,
В могилы злыдней забивают,
И верят, что печать крепка,
Задержит нечисть на века.
***
Листвяночка, ты тоже как сосна.
Сестра ее, не более крепка.
Иголки мягкие меняешь каждый год,
Тем, удивляя наш народ.

В Венеции построили дома,
Надежно сотни лет стоят!
Ведь не боится сырости она,
И не гниет, так люди говорят.

Не зря тебя так любят глухари,
На зиму запасают витамины;
Пасутся от зари и до зари,
Охотником – чудесная картина!
***
Любимый Кедр!
Могуч, не гордый:
Ты кормишь и людей, зверей.
И древесина благородна:
Есть мебель – нет заразы в ней.

На Запад раньше «шел» орех;
Для местных кедр, – корова дойна!
И торговать было не грех,
Сегодня мафия нам «строит бойню».

Орехи тайно продает
В Европе за валюту.
А, русский, будто не поймет,
«Рот разевает» в ту минуту.

Мудрейший Соломон-правитель
За кедры двадцать городов отдал.
Построил храм – от «грязи» очиститель,
В нем свет слепил, весь храм благоухал!

Хорош был южный кедр в Ливане,
Но все же нашего – слабей.
Паллас ученый не обманет:
Чем ближе к тундре кедр – целебнее – сильней.

Красавец Кедр! Могучий Кедр!
Ты мощь набрал от Солнца, недр;
За триста лет столь сил скопил,
Звенишь, страдаешь, свет не мил…
Обидно, – человек не идет,
На медальоны тело не возьмет.

Лебединая любовь

Любовь побеждает смерть
Весенний купол синевы;
Прозрачно небо и высоко;
И звук хрустальной чистоты
Клик «Анг!» разносится далеко.

Летела пара лебедей,
Остался сзади путь – не мерян;
Полет давался все трудней –
Маршрут домой был так же верен.

Внизу лежал их край суровый,
Встречая серым льдом озер.
Пейзаж для них открылся новый:
Завод дымился между гор.

Обзорный сделав круг один,
Они устало опустились.
Ночлег застал их среди льдин,
Искать гнездо с зарей пустились.

Весной все пело, расцветало,
И ночь была как день светла.
Однажды солнце увидало
Птенцов, сбежавших из гнезда.

Счастливо плавала семья
Под небом голубым,
Но птиц тревожил иногда
Завода желтый дым.

Отраву сбросил в этот год
Дымящий комбинат;
Так смерть прокралась в лоно вод,
И не забил никто в набат.

Промчалось время незаметно,
И ночью стало не светло;
Кончалось северное лето;
Птенцы поднялись на крыло.

Малы дети, несмышлены
Рыбу мертвую глотали;
Непослушные гулены
С ней отраву принимали.

Волны грязной пеной били
Во враждебный берег свой,
Лебедят тела носили –
Комбинат стал их судьбой.

Над водою – крик тоскливый,
Плачет мать холодным днем;
Не вернуть ей деток милых,
И слезы небо льет дождем.

Белы перья, грязна пена,
Дети – мертвы, бьет прибой;
Уже их не вырвать у смерти из плена,
Мать кружит-летает с тоской.

Вот и конец у полярного лета:
За ночь залив покрывается льдом,
Саваном белым тундра одета,
Птицы бросают родительский дом.

На черных волнах – лебедей белых пара.
Две души живые – на мертвой воде;
Север наносит вьюгой удары,
Жизнь застывает везде.

Лебедь – покрепче подруги душою,
Молит ее улететь от зимы:
“Мы молоды оба, влюблены с тобою,
И новых детей народим еще мы!

Я знаю, что плохой отец:
Построил дом вблизи людей;
Не верю, что семье конец,
Хотя и проглядел детей.

Прости, любимая, прости,
Сегодня стали мы умней:
Я через год смогу найти
Места – озера без людей.

Прости, любимая, прости,
Пока от горя не ослаб,
Позволь тебя мне увести –
Хозяин я судьбы, не раб!

На меня обопрись, любимая,
От зимы я тебя унесу;
Наша жизнь – судьба неделимая,
Я любовью тебя спасу!”

Так ласкал ее, уговаривал
И развеял злодейку- тоску;
Утром взяли курс вправо от зарева,
“На хвосте понесли зиму”.

У лебедей любовь сильна,
Над смертью верх взяла она;
Такое у людей случится –
Семья едва ли возродится…
(1992-1997г).

Афганцам

Мой коллега, монтажник Серега,
Неунывающий бывший солдат.
За жизнь молодую увидел так много,
Прошел через смерть и ад.

Прошел Серега “грязный Афган”,
Раненный, но живой.
Вернулся на радость своей “маман”
И зажил с юной женой.

И все, вроде, есть:
Квартира, жена,
Старых друзей не счесть,
Но врезалась в память его война,
Да и болит нога…

Часто снятся ему ночами
Лица убитых друзей,
Будто грозят-говорят очами:
– Серега, жить, плохо не смей!

За всех за нас ты теперь в ответе,
Судьбой тебе жизнь дана;
Смотри, чтоб снова, как грязь, по планете
Не расползалась война.

Вам, прошедшим войну заграничную,
Твердо стоять на земле;
Можно и взять автомат привычно,
Был чтоб порядок в стране.

Как мотыльки мы сгорели-упали,
Жизнь отдали какой-то борьбе,
Но нищеты мы такой не видали –
Тяжелая доля досталась тебе!

Слышь, Серега, в гробах нас ломает,
Чувствуем здесь мы брожение масс;
Война гражданская как назревает,
Озлоблен не только рабочий класс…

Есть, Серега, душа не убита,
И совесть у ней не спит:
На тридцать тысяч солдат убитых
Один миллион мусульман зарыт….

Как там, в Берлине солдат с ребенком,
Еще не горит от стыда гранит?
Мы тоже играли в Афгане с ребенком,
Только огонь никого не щадит…

Сверху «спустили» приказ генерала –
Родина, значит, нам приказала.
А Родина, если, что- то велит,
Стреляют военные, но совесть не спит.

Так было, Серега, во время застойное;
Власть наслаждалась жизнью запойною.
Шагает история, кончен их бал,
Подумай, Серега, куда, ты шагал…

Осень

Озеро серо и тучи серы;
Осень правит бал, льет дождь без меры.
Шум стоит от волн, а ветер свищет;
Одинокий челн по волнам рыщет.

Лес стоит, уснул мир злой колдуньи.
Не слышно голосов, нет птиц-певуний;
Лишь резко прокричит монашка- желна,
Не спит она одна, черна, проворна.

Лета зной прошел, льет слезы осень;
Золото одежд рвет ветер, носит.
Ночь пришла, длинна, темна, промозгла,
И в тоске душа, одна, замерзла…

Отчего море соленое…
Кто-то шутил – в нем селедки живут,
Вот от того и соленое море…
Но есть «юмор» другой – к нему люди идут,
И изливают ему свое горе.

Мужа-кормильца забрала стихия,
Может, навек от семьи отняла.
Вижу картину – пишу так стихи я,
Как к морю ходила рыбачка, ждала.

Заходит рыбачка в соленые волны
Становится ей если хуже.
Глядит и слезами глаза ее полны:
Так хочет увидеться с мужем.
И волны целуют у ней ноги босы,
Да треплет ее ветер косы.

В любую погоду глядит со скалы:
Быть может, мелькнет парус белый?
Стоят иногда с ней детишки, малы,
Над бездной стоят уже смело.

А чайки кричат, да рокочет прибой –
Ответ на их просьбы немые;
В печали уходит семейство домой,
Чтоб завтра вернуться на скалы крутые.

Пока есть надежда – жива их семья,
Надежда последней всегда умирает.
Отец, муж-рыбак не погибнет зазря:
Силы ему их любовь добавляет.

А другой, ученый малый
Говорит: «Здесь дважды два!
Что у вас ума не стало?
Морю соль дает Земля!»
Ну, а как дает она,
На планету гляну я.
Дети неразумные, с матерью воюют!
Мать их все жалеет, но бывает – «вздует».
То тайфун на них пошлет,
То местами потрясет.
Человеку все неймется –
С матерью дерется!

Нефть качает – кровь планеты,
Тело взрывом губит.
На него управы нету,
Плачет мать, но любит!

Мать не может уничтожить
Своего дитя.
А «ребенок» силы множит,
«Царь земли», – кричит он, – я!
И страдает мать – планета,
В океаны слезы льет.
Терпит, знает — уже где-то
Смена рас идет.

Екатеринбург – глава Урала

Седой Урал имеет два «крыла»:
Сибирь, Европа – Крылья у «Орла»;
Екатеринбург, наш город – «голова»,
Уралу мощь и разум свой дала.

Твоя история идет с царя Петра;
Тогда металл Россия запросила.
Святая Катерина – так добра.
Что именем своим нас одарила:

Ты оправдал надежды Катерины:
Не только сталь сумел стране давать,
В войну последнюю железные машины
С людьми «железными» нас стали защищать.

Екатеринбург, ты – центр России,
И можно сердцем Родины назвать.
В тебя исконный Русский дух вселили,
Не могут до сих пор его понять.

Понять не могут русских в мире;
Загадкою стал наш менталитет.
В уральцах древний мир Сибири
С Европой слит, такой простой ответ.

Екатеринбург – сегодня мозг Урала,
Здесь – «ВУЗы», здесь – «Ученые умы».
Воротами твое Кольцово стало,
Зовешь гостей уже любой страны.

Пусть, девушки есть – «звезды волейбола»,
Твой зимний спорт прославился везде,
Но, главное, есть трудовая школа,
Народ, идущий твердо по земле.

Екатеринбург, тебя еще оценят
Потомки за великие дела.
Столицу старую как сменят,
Ты будешь ей на вечны времена.

С тебя эпоха все спросила,
Надежнее людей нам не сыскать;
Ты так полезен матушке-России –
Опорным краем стали называть!

Пусть горы делят части света,
Пусть грань на карте провели,
Среди людей деленья нету,
Уральцы их в союз слили.

Не спит Урал, «раскинул крылья»;
И значит, движется вперед;
Туда мечты, где станут былью,
Туда, где смена рас идет.

Живи спокойно, город Катерины;
Весь мир пред катаклизмами дрожит,
Тебе Земля не «заложила мины»,
Метель морозная тебя лишь холодит.
С днем рождения, Екатеринбург!