Татьяна Гладышева

Родилась в городе Свердловске. В Сысерть переехала с родителями в 1953 году. Окончила Уральский Лесотехнический институт в 1973 году. Работала на мебельной фабрике, затем на заводе Уралгидромаш. Любовь к поэзии привил отец К.А. Корешков, стихи которого можно найти на этом сайте.

Зима

Выпал первый снег пушистый,
Мягкий, легкий, серебристый,
Чистый, словно вата, бел,
Все как простыню одел.

Солнце ясное горит,
Словно в зеркальце глядит
И любуется оно,
Что у речки видно дно.

Смотрим, речка не бежит,
Словно скована лежит.
Это Дедушка Мороз
Сделал нам стеклянный мост.

Белая березонька

Белая берёзонька,
Сиротой качается,
Будто с днями летними
Навсегда прощается.

Не грусти, берёзонька,
Не навек зима:
Снова будет солнышко
И придёт весна!

Музыкальный кот

Любит кот на пианино
Громко лапами стучать,
Ох, и любо из станины
Чудо – звуки извлекать.

Хлынул нежно вальс собачий,
Серый кот рассвирепел:
Почему же не кошачий
Или кошки не у дел?

Вальс кусачий, вальс собачий
Душу бедную щемит:
Кто придумает кошачий?
Мысль упорная щемит.
Может в силушке я сам
«Мяу» вальс создать котам?

Блудит кот на пианино
И по клавишам, стучит,
Ждёт, когда на пианино
Вальс кошачий зазвучит!

Кошачья рать

Я богата
Сколь окошек
Столько кошек
Вы на домик оглядитесь,
Сами в этом убедитесь:

Три окошка,
В каждом кошка.
В первом рыжий, полосатый,
С белой грудкой и усатый
Это Рыжик, он гордец,
Ну и просто молодец!

А в окошке во втором
Тоже мордочка с котом
Бледно-рыжий и лохматый
Перс немного глуповатый,
Всё равно его люблю,
Больше всех его хвалю.

В третьем
Жёлтые глаза,
Это всех мышей гроза,
Муська — ратьев рыжих мать
Вот и вся кошачья рать!
Кошек дружная семья,
Развела же ферму я!

Багира

Бродит кошка славная,
Поступь своенравная,
Чёрный с рыжим смешан цвет,
Вот так роспись, слова нет.

Словно бес кого попутал,
Чёрный с рыжим перепутал,
И по чёрному кругом
Рыжину навёл мазком.

С чувством такта, не задира,
Просто чистая Багира.
В джунглях с Маугли жила,
И из сказки к нам пришла.

Может к нам и снизойдёт
Тихо сзади подойдёт,
Помурлыкает немножко
И упрётся носом в ножки.

Не дай бог её обидеть,
Страшна во гневе, надо видеть:
Дыбом шерсть у кошки злой,
Спинка выгнута дугой.

Будь, обидчик, на чеку,
Будь готов к её прыжку,
Поцарапать может нос,
Больно будет, аж до слёз.

Кошек надо уважать,
Кошек грешно обижать,
Кошки — верные друзья,
Вместе мы одна семья!

О Чапе

Бедный Чапа,
Ранил лапу.
Вид унылый,
Кость не мила…
Рана, рана – не боли
И скорее заживи!

Моя первая елка

В моей памяти всплыл далёкий и чудесный эпизод, связанный с моим первым посещением новогодней ёлки.
Приближались новогодние дни. Однажды отец, придя с работы, сказал мне, что возьмёт меня на праздничную ёлку.
— «Там будет много детей, а из леса прибегут разные звери: лисицы, зайцы и даже медведь» — добавил он. Я была заинтригована. С большим нетерпением и волнением ждала наступления праздничного дня. И вот долгожданный день настал. Это был мой первый выход в свет, а была я ещё совсем маленькая.
Отец ввёл меня в праздничный зал, и я оцепенела. Все было сказочно красиво. Красавица-ёлка возвышалась, чуть ли не до потолка, вся увешенная игрушками, блестела и сверкала разноцветными огнями. Сверху свисали белоснежные снежинки, сосульки и гирлянды. Всё искрилось и переливалось. Старичок дед Мороз и девочка Снегурочка с разнаряженными детишками водили хоровод и пели песенки про ёлочку. Меня тут же подхватили, и я медленно поплыла вокруг виновницы торжества, с улыбкой оглядываясь на отца. Радости и восторгу не было конца. Казалось, что всё происходит во сне, и что это не я, а другая девочка бродит вокруг ёлочки.
Но вот подошёл отец и сказал:
— «Ну-ка, дочка, посмотри, кто там сидит?» — и указал пальцем в сторону. Я взглянула и от удивления ахнула: на откидных деревянных стульях, развалившись, сидел большой, тёмно-коричневый медведь.
— «Папа, а он, правда, настоящий?».
— « Да, дочка, он только что прибежал из леса, чтобы поздравить детишек с Новым годом, а потом снова убежит. Пойдем, поздороваемся». С этими словами папа взял меня за руку, и мы подошли к медведю.
— « Здравствуй, девочка, как тебя зовут?» — заговорил медведь человеческим голосом и протянул мне лохматую лапу.
— « Таня» — робко ответила я. Медведь потряс мою ручонку и подарил мне конфетку. Медведь и отец о чем-то переговаривались между собою, но я не придала этому никакого значения. Я была просто очарована медведем и не сводила с него глаз, нисколько не сомневаясь в его реальности.
А ночью мне снился заснеженный лес и медведь, одинокий и грустный. Косолапый зверь надолго завладел моим воображением.
И вот перед очередным Новым годом задаю отцу вопрос:
— « Папа, а помнишь того медведя…».
— «Неужели ты всё ещё веришь, что он был живой, настоящий?» — изумился отец.
Я сразу же умолкла, и мои сказочные иллюзии о невероятном медведе растаяли, как сон. Стало досадно, но ненадолго. Потому что коричневый медведь остался самым чудным, самым волшебным воспоминанием, очаровавшим мою наивную детскую душу.

Маруська

(из воспоминаний об отце)

Обожаю кошек. В детстве я подбирала бездомных бедолаг и тащила всех подряд в дом. Принося очередного бродягу, жалобно просила: «Папа, посмотри какой он несчастный!» — и с надеждой смотрела на отца.
И отец, как всегда, уступал, устало, махнув рукой: «Ладно, оставляй». А однажды даже рассказал эпизод из своего детства, про удивительную кошатину.
В ту пору отцу было лет семь-восемь. В его семье жила кошка по кличке Маруська. Внешне обыкновенная серая кошка, ничем непримечательная. Маруська сама добывала пропитание: ловила мышей, птичек, иногда приносила белок и даже зайчишек (нередко находили их шкурки).
Часто маленький мальчик, мой будущий отец, ходил со своими сверстниками в соседнюю ближнюю деревню. И кошка Маруська неотступно следовала за ним, ну совсем, как собачка. Это было удивительным явлением для всех окружающих.
Как-то ребятишки из соседней деревни стали дразниться: « Ха! Кошка-собака, тоже нам собака!» И натравили на Маруську громадного пса.
Папа испугался за свою Маруську, да и его друзья притихли. Но кошка не растерялась и сумела постоять за себя. Среагировала мгновенно: истошно заорала, выгнув спину и распушив хвост, и моментом вскочила на собаку, вцепившись ей в морду, прямо в нос — самое чувствительное место.
Собака от неожиданности закружилась и отчаянно завыла. Трясет головой и так и эдак, хочет сбросить кошку, да никак не может. От адской боли совсем обезумела, закружилась волчком, не зная как избавиться от такой неожиданной напасти.
Маруську с большим трудом отодрали от бедного пса, враз поджавшего хвост и убравшегося восвояси.
А обиженная Маруська долго шипела, вставала на дыбы, выбрасывая вперед лапу с острыми когтями, как бы готовясь к новой атаке. Еле-еле её успокоили.
И что интересно, с той поры Маруська первой бросалась на собак, едва их завидев. И прослыла грозой собак.
Такой вот и запомнилась отцу кошка Маруська- кусочек жизни из раннего детства.

Кошка Машка

Меня зовут Таня, месяц назад мне исполнилось восемь лет.
Как болит голова! Клонит ко сну, хотя и не поздний час. Я легла на кровать, прижав к груди серого, пушистого Ваську. Сквозь тяжёлую дрёму слышу, как отец с матерью о чём-то тихо разговаривают. Вот подходит папа и кладёт прохладную ладонь на мой лоб, покрытый испариной. И тут же восклицает:
– «Ух, какая горячая! Тамара, давай градусник!» И мне суют под мышку ледяной градусник, по крайней мере, так кажется.
– «Господи, температура под сорок»,- запричитала мама, это последнее, что я слышу и, словно, проваливаюсь куда-то.
Очнулась от незнакомых голосов:
– «Двустороннее воспаление лёгких» – слышу я. Открываю глаза: кругом светло, рядом кровати и люди в белых халатах. Значит я в больнице. Неожиданно и, к моей великой радости, появилась мама. И первое о чём я спросила, так это о Ваське.
– «Мама, как там мой котик?»
– «Скучает, ждёт тебя, и совсем потерял аппетит».
– «Принеси его сюда, пожалуйста».
– «Нельзя миленькая, животных не разрешают приносить в больницу».
Обидно очень, что нельзя, и я расстроилась до глубины души.
А в следующий раз мама принесла печальную весть. Мой Васька, мой любимый котик всё ждал меня, да так и не дождался и умер с тоски. Моему горю не было границ. Мама, стараясь утешить, произнесла:
– «Но к нам пришла другая кошка. Случилось это так: папа красил пол, дверь была открыта, вот она и забежала, прямо на крашеный пол заскочила. Папа очень рассердился и вышвырнул её за дверь. Так она опять нахально зашла. Ну а на третий раз отец не выдержал и окончательно сдался:
« Раз сама пришла и не хочет уходить, уж так и быть, пусть живёт! И назвали её Машкой».
– « Мама, а какая она Машка?»
– «Большая, белого цвета с серыми пятнами на спине и на боках. Ну, и ни какой фигуры!»
Мама ушла. А я под впечатлением долго не могла уснуть. Боль утраты сменилась ожиданием. Очень хотелось увидать новую кошку. А ещё я долго ломала голову, какая же у кошки должна быть фигура?
Наконец-то я дома и с интересом разглядываю новоявленную питомицу. Машка оказалась хорошей кошкой: умной, ласковой и трудолюбивой. В те годы была, какая-то напасть от крыс и мышей. Так кошка Машка, в нашей двухэтажке, почти всех переловила. Дня не проходило, чтобы к нашим ногам не была преподнесена очередная крыса. Из кожи лезла, чтобы доказать, какая она молодчина! И впрямь такой замечательной крысоловки мне больше не встречалось.
Я, конечно, была горда за Машку, но вечно лицезреть на задушенных крыс – зрелище не из приятных.
Раз в год Машка приносила потомство, трёх или четырёх пёстрых котят, которых отец никогда не топил. Так все кучей и росли. Машка была заботливой мамашей, нежно мурлыкала, не отходила от своего выводка ни на шаг. А когда котята твёрдо становились на лапки, начинала учить охоте на мышей. Принесет, бывало, маленькую мышку, и отпустит её перед котятами и показывает, как надо ловко орудовать острыми когтями.
Но однажды вместо маленькой мышки притащила здоровенную крысу, нашла же, чем учить! И отпустила. Котята в страхе пустились наутёк. И я вместе с ними из коридора в комнату, с силой захлопнула дверь. Слышу, как мать на помощь соседа позвала. Гоняют крысу, а поймать не могут, та под тумбочку забилась. А Машка сидит, как ни в чём не бывало, и с интересом наблюдает за происходящим. Наконец, мама взмолилась:
– «Ну, Машенька, миленькая, помоги!»
И Машка как бы поняла и без всяких усилий поймала беглянку.
Как только котята становились более-менее самостоятельными, отец складывал их в корзину из-под грибов и уносил на проходную мебельной фабрики (он трудился на этом предприятии). Оставлял корзину с котятами у вахтёра. И котят прославленной крысоловки охотно разбирали.
А на Машку было больно смотреть. В течение нескольких дней она жалобно мяукала, искала своих пропавших детей, совершенно забывая про еду. Мы ж отвечали Машке повышенным вниманием, и она постепенно успокаивалась.
Однажды отец с моим младшим братом ходили по грибы и принесли маленького зайчонка. В кладовке сколотили что-то вроде клетки и поместили туда свою находку. Прожил зайчишка где-то с неделю, пока не случилась беда. Сумела-таки Машка пролезть в кладовку и вытащить зайчонка из клетки. Услышали крик бедного зайчишки, да было поздно. Осталось одно горькое воспоминание – пушистый хвостик, который я долго хранила.
А тогда, уливаясь слезами, била Машку по морде и приговаривала:
– «Что ж ты наделала, противная?»
А Машка никак не могла уразуметь:
– «За что же меня бьют? Как всегда поймала дичь, ну пусть немного не такую. Всегда меня хвалили, чем же я сегодня не угодила? Странные существа эти хозяева…»
Несчастная Машка, ровным счётом, ничего не понимала.
Я ж не переставала шлёпать преступницу, было невыносимо жаль маленького, беззащитного зайчишку, загубленного этой тварью. В конце концов, схватила Машку на руки и в сердцах крикнула:
– «Пойду и выброшу эту гадину!»
– «Ну, хорошо, иди» – спокойно ответил отец.
Зарёванная, я побежала вверх по улице. Одной рукой кошку держу, другой слёзы утираю. Эмоций через край: гнев, жалость – всё перемешалось. Ушла далеко вперёд. И удивительно, чем дальше отходила, тем больше улетучивалась моя злость. И уж Машку выбрасывать совсем не хочется.
– «Нет, нет, надо наказать, раз такую подлость совершила» – лихорадочно твердил мой разум.
Дошла до какого-то проулка, медленно свернула, прошла немного и бросила кошку. И бегом назад, пока Машка не очухалась. Иду, а сердечко тревожно тукает:
– «Ну, как там она, грешная?»
Не выдержала и повернула обратно в заулок. Тихонько подглядываю. Смотрю, Машка растерянно крутится на одном месте, нюхает траву и испуганно озирается. Вдруг меня заметила и засеменила навстречу. Я скорее побежала, кошка следом за мной. Я приостановилась, кошка тоже. И что интересно, от меня не отстаёт и вплотную не подходит. Так прошли мы половину пути. И что-то защемило у меня в груди, уж готова и простить горемычную, стало жаль кошку, ну, что она будет делать бездомная? Да и не со зла она.…Шагнула навстречу Машке, так она в испуге шарахнулась от меня. Стала уговаривать и по моей интонации Машка поняла, что не сделаю ей ничего плохого и пошла ко мне на руки.
– «Что ж не выбросила?» – спросил отец, когда я вновь появилась с кошкой. В ответ я ещё сильнее прижала к себе Машку и со слезами на глазах прошептала:
– «Папочка, мне её так жалко!»
– «Доброе у тебя сердечко» – промолвил отец и ласково погладил по русой головке.
А кошка Машка прожила у нас ровно десять лет и навсегда осталась в моей памяти.