Новиков Николай Германович

Родился в 1954 году в Свердловске. По образованию архитектор, человек разносторонний, увлекается стариной, славянской глаголицей, фотографией, периодически живёт в г. Сысерти.

Милая Сысерть

Милая Сысерть: родная сторона,
Сказочного детства добрая страна.
Бережно в памяти сохранять я рад
Трепетного сердца драгоценный клад.
Чтоб переливалось зеркало пруда,
Дедами положено множество труда.
Плотинами запружены тут истоки рек:
Может удивляться всякий человек.
Исстари налажено заводское дело:
Тут умеют робить, чтобы сердце пело.
В основанье города крепкая скала.
Нашему Отечеству немало ты дала.
Опорный край Державы – наш Урал:
Частицу своей славы Сысерти он отдал.
У нас бажовских сказов край заветный:
Хранит он дар природы самоцветный.
Босиком избеганы под соснами тропки.
Терсутского болота недра очень топки.
Лес родит сокровища: ягоды, грибы.
Я в объятья Родины, наконец, прибыл.
Российские просторы весьма исколесил.
Жить на удалении не стало больше сил.
Освоил Подмосковье, изведал я Сибирь,
Однако возвратиться ныне час пробил.
Францию, Америку посетить был рад:
Перед взором крутится роскоши парад.
Дивную экзотику поглядеть пришлось,
Но милее места в свете не нашлось.

РАССВЕТ НА ЛЬДУ ПРУДА

терцины

То было зимним тёмным, поздним утром,
Серебряное Копытце ложками я искал.
За козликом на лыжах устремился прудом,

Но разогнавшись, вдруг, посередине встал:
Сияние над горой торжественно возникло,
Сосн кружево возжёг нимб солнца ал.

В предчувствии светила всё замолкло,
Дыхание затаив, в восторге пребывая, –
И чудо тут свершилось: тьма поблекла,

Мрак над Сысертью на глазах растаял.
Со льда тень – лихо гнал нещадный свет.
Лучи его в оконцах отражалися, блистая,

Дню настающему птиц гомон пел привет!
Желанный солнца первый луч встречали
С ликованием они. Подряд уж тыщи лет.

В морозный тот денёк из темноты печали
В радость света сияющим был переход.
На солнце – самоцветы радужно сверкали:

Переливался огоньками ярко узорный лёд,
В ночь сотканный из света лунного морозом
Ну чем не Малахитовой Шкатулки обиход!

Жаль, драгоценности в тепле растают разом,
Вот – друзы хрусталя – водою стали в бороде.
Но в памяти тот день блистающим топазом

Живёт всегда. Иное будет удивленье где?

18.12.2008 и позже Сысертский пруд, что на Урале

УРАЛЬСКАЯ ЗИМА

рондо

Наша Уральская зима, снежинками слепящая,
Завьюженно когда придёт – бывает настоящая.
Ласково снег укроет леса пушистым ковром,
Прочно мороз закупорит рек течение льдом.
Тогда холода наступают, щёки наши щадящие.

Ярко днём сверкая, солнце греет блестящее,
Скромно под луною ночь искрится серебром.
Для иноземца будет идеальным образцом
Наша Уральская зима.

Лица лыжников весьма заметно загорающие,
Лучи палящие – в мороз сугробы испаряющие.
Нарядные деревья в покое застывшие святом,
Обитатели леса, мудро спящие глубоким сном.
Ребятишки, с зимою расстаться не желающие,
Наша – Уральская зима!

16.12.2008

«Триолет есть игрушка
в стихотворстве.
Предметом его бывает изображение нежной
или острой мысли».
Н.Греч, 1830 г.

ТРИОЛЕТЫ

Забава грациозная для света:
С эротикой игривый триолет…
Он небрежение серьёзного поэта.
Забава грациозная для света:
Легко усилие, а песенка – пропета!
Хотя и в забытьи уж много лет,
Забава грациозная для света:
С эротикой игривый триолет…

* * *

Очарованье женщина использует пречудно:
В мужчине распаляет любви кипучий пыл!
Сопернику остановить его бывает трудно:
Очарованье женщина использует пречудно.
Но если от пристрастия становится занудна –
О-о-ох, ах – а пыл кипучий в мужике остыл…
Очарованье женщина использует пречудно:
В мужчине распаляет любви кипучий пыл.

09.12.2008 г.

НАСТРОЕНИЯ

Нынче чтой-то зима сплоховала:
Больше было льда, чем снега у нас.
Ярко-белых сугробов так и не встало,
Земля не нарядна, гола, без прикрас…
На дорогах скучный серый гололёд,
Солнышко занавесила хмурь небес.
Прокисли мысли – не зовут в полёт:
Украл вдохновенье суматошный бес.
Сумеречно тянутся дни – да ночи,
Зимняя радость канула в пропасть.
На эту аномалию не глядели б очи,
Душу наполнила тоскливая напасть.

Гру-у-устная хандра беспросве-е-етная…

Однако – внезапно – всё изменилось:
За ночь намело белоснежные сугробы.
Великолепие это мне не приснилось:
И теперь я не чую душевной хворобы.
Блёстками искристыми полны просторы:
Так снежинок узорочье на солнце играет.
Дивно преобразились Уральские горы:
Сосны подвенечный наряд примеряют.
Трепещет сердце! И природа ликует!
Хрустальный пух возобновляет хоровод.
Бесёнок настроения больше не ворует.
Перед домом огромный сугроб у ворот.

Све-е-етлая радость необъя-я-ятная…

03.02.2007 г.