Новосёлов Александр Иванович

1945 года рождения. Родился и вырос в рабочем поселке Пышминского леспромхоза в семье простого рабочего. Водитель с большим стажем. В настоящее время пенсионер. Стихи любит с детства, но не писал до встречи с друзьями и родными местами после почти сорокалетней разлуки с ними.

Отцу родному

Перед тобой сниму я шляпу
И низко в пояс поклонюсь.
На моего ты так походишь папу,
Он защищал родную Русь.
Простой солдат Отчизны воин
И светлой памяти, достоин
Войны он слышал канонаду,
Друзей под Ленинградом хоронил
Для себя он не просил награду,
И честь солдатскую не уронил.
Он воевал, что было сил.
И до дней своих последних
Осколки мин в себе носил.
Но изувеченный войной,
До дней нынешних не дожил, мой родной.
Ночами часто мне не спится,
Но, лишь закрою я глаза,
Отец мне снова снится.
И по щеке опять бежит слеза –
Отца забыть я не могу
Перед ветеранами войны Великой
Я чувствую себя в долгу.

Мысли о стихах

Все гнем стихи
Подобье коромысла,
Где рифмы нету – полбеды
Беда, где нету смысла.
И ведь при всем при этом
Всяк мнит себя поэтом.
Мой друг, меня прости
Но этот стих безликий
Не доставит никому
Той радости великой,
Что мы с тобою в мир должны нести.

Овод

Укусил меня однажды овод
Видать искал для драки повод.
Он для того минутку улучил
Но тут же сдачи получил.
Ладошкой я его прихлопнул.
Да так, что овод лопнул.
Что укусить любого можно,
Так это мненье ложно.
Коль вам нужна дурная кровь,
Кусайте тещу иль свекровь.
К своим ведь проще прикасаться.
И безопаснее кусаться.
Там на место вас поставят
И может быть, в живых оставят.
А чужие, не моргнувши оком
Прихлопнут ненароком.

Экология

На земле сысертской жил народ,
Землю он пахал из года в год.
Берег он речек чистоту,
Любил природы красоту.
В пруду купалась ребятня,
На берегу варились раки.
И бывало из-за них
У нас случались драки.
Теперь давно уже не та
Родная речка наша:
Течет, плывет по ней одна
Зловонная параша.
Кучи мусора на берегу.
Какие-то пакеты, палки.
В лесах по всей округе свалки.
Город мусором зарос.
Вот отсюда мой вопрос:
«До коле ж, люди, если вы в уме,
Жить намерены в дерьме?!?».

К юбилею (60 лет)

Я много трудился, себя не жалея,
Ну, вот и дождался своего юбилея.
Годы проходят, жалей не жалей,
У каждого будет такой юбилей.
И тогда вы поймете, как жизнь хороша
И почему же гуляючи плачет душа:
С радостью вместе печаль поселилась,
Ведь жизнь моя с горки уже покатилась.

Многое в жизни сегодня сбылось
И коль так на Руси испокон повелось,
Что не одним только чаем
Мы юбилеи свои отмечаем,
Хочу, чтоб вино здесь рекою сегодня лилось,
Чтоб шутки и песни звучали
И не было места серой печали.

05.04.2005 г.

Осень

мужчинам преклонного возраста посвящается

Что такое? Что случилося со мной?
В душе моей опять тревога!
Голова покрыта сединой
И, вроде, лет не так уж много.
Все казалось в жизни ерунда,
Да вот беда:
В душе все тот же – стройный и красивый,
Лишь на деле мерин сивый.
Порой, хоть смейся, а порой, хоть плачь.
Вот и время от меня несется вскачь.
Порой не различаю лиц
И дела нет уже до старых кляч,
Куда уж там до знойных кобылиц.
Утрами косточки болят
И нет былого жизнью увлеченья.
Уже не прыгаю я сам,
Все чаще прыгает давленье.
И солнце кажется как блин,
Все чаще портится погода,
Уже летит мой журавлиный клин
Ну, кто сказал, что осень золотое время года?!?

04.04.2009 г.

Коза

Идет коза рогатая,
За ней баба поддатая.
Идет на козу ворчит,
Из кармана бутылка торчит.
За бабой мужик несется,
С бодуна аж трясется.
Хлесь бабе по затылку –
Отобрал бутылку.
Видит коза – плохи дела
Мужику под зад с разбегу дала.
Да вот беда:
Летит мужик, не знает куда.
И сколько мужик бы не злился
Да не удачно видать приземлился.
В глазах потемнел вдруг денёк
(Приземлился – то он на пенёк).
Баба довольна: «Ура-а-а!!!»
А у мужика сломаны два ребра.
И вот черти несут
Мужика в суд.
Скажите, где ж у судьи были глаза:
Виновата во всем оказалась коза.

Люди! Прошу я у вас прощения,
Но у нас всегда и везде.
Даже в малой беде
Найдут козла отпущения!

10.10.2003 г.

Мартышка

Мартышка перед зеркалом вертелась,
Умные изображая рожи.
Ей очень умной стать хотелось.
Со стороны ж на дурочку была похожа.
Сколь рожу ты не строй умней,
Глупость вся написана на ней.
Ведь испокон веков
Народ наш видит дураков.
Чтоб умным слыть, заметь,
Надо ум еще иметь!
Но!!!
То не каждому дано!
Есть еще правители у нас –
Подобие мартышки:
Рожи умные, да глупые делишки.
Порой такого в думе «натворят»,
Что уши со стыда за них горят.

01.03.2004 г.

Осел-поэт

Всю жизнь осёл таскал мешки:
Слов нет, тяжелая работа.
И одолела тут его забота —
Кому ж мешки таскать охота.

– Писать стихи – чего же проще, –
Он говорил кобыле Машке:
– Лежи себе в зеленой роще,
Води копытом по бумажке.

И решил осел писать стихи,
Но слышит вдруг себя вокруг
Лишь ХА-ХА-ХА да ХИ-ХИ-ХИ.
Видать не удались стихи.

Не по зубам ослу такой мосол:
Не справился с поэзией осел
Видит бог, как не старался,
Но видно явно обложался.

Народ не любит громких слов,
Особенно из уст ослов.
И ты дружок, коль в этом нету толку,
Положи перо на полку,
И как-нибудь
О том, забудь.

04.06.2007 г.

Козел и соловей

Как-то слышал, братцы, я
Козел учил петь соловья:
– Птаха ты меня пойми,
Не так ты тянешь ноту «Ми»
Пока ты в гнездышке своем
Спокойно перышки чесал,
Алябьев лично для тебя
Уж ноты написал.
Пой хотя бы так, как я пою.
Ведь не зря уж столько лет
Я за кулисами стою.
И тут запел наш соловей
Спокойно без напруги
Собирая пением своим,
Народ со всей округи.
Но лишь открыл козел свой рот,
И разбежался весь народ
Пению козла все знают цену,
Потому и не хотят его на сцену.
Однажды петь ученого — петь не учи
Сядь, послушай, помолчи!!!

20.02.2008 г.

Памяти В.П. Пажетнова

Живём, живём всё что-то надо,
Видать таков у человека Рок.
В конце ж пути на всех одна награда
Лишь память любящих сердец, да земли родимой бугорок.

Все несём мы жизни бремя,
А итог всей жизни очень прост
Всех снесут нас на погост
Лишь каждого в своё, ему назначенное время.

Вот ушёл из жизни добрый человек
Не падайте родные духом.
Его закончен жизни бег
Земля ему пусть будет пухом.

Никогда он заграницу, как и мы, не воспевал
Не Рим, ни Колизей,
И лишь березку русскую в стихах и на картинах рисовал.
За то ему и память вечная в сердцах друзей.

сентябрь 2009 г.

Сысерть родная

Над Сысертью, взирая окрест,
Чугунный стоит на Бесёновке крест.
Стою и я частенько на вершине той:
Твоей, Сысерть родная, зачарован красотой.

Передо мной людей великое творенье:
Внизу дома, заводы и пруды.
И, самоцветами переливаясь,
Сверкает зеркало воды.

А над тобою воздух чистый–чистый,
И выше неба синева,
И снова светит день лучистый.
От красоты такой кружится голова.

Я видел рек великих плёсы
И склоны каменистых гор,
Но милей всего на свете
Твой зелёный хвойный бор.

И сколько б жить ни оставалось,
В своём я сердце пронесу,
Не забывая даже малость,
Лесов и гор, и рек твоих красу!

Родной земле в любви признание

«О чем не поплачешь, о том не споешь!»
В. Костров

О родине милой я песню пою
Я славлю Россию, Уральскую землю свою.
Где леса, и поля, и березовы колки,
Где милых сосенок колючих иголки,
Где на опушке, прижавшись друг к дружке,
Чуть покосившись, ютятся избушки,
Где рябин и черемухи цвет
О той, что на свете прекраснее нет…
Люблю тебя, земля моя краса!
Люблю в любое время года.
Твои поля, твои леса.
И синеву далеких гор.
Зовет, зовет меня природа
На свой чарующий простор.

***

Как-то раз для коз
Привезли мне сена воз.
Возле ограды бросили его –
Он во дворе не помещался.
И надо ж этот воз соседу помешался.
И похвалился я тогда
Соседу своему Егору,
Что утащу вот этот воз
Аж за Бесенову я гору.
Его я спереди тянул
И сзади упирался,
Да только зря я спину гнул.
Ведь воз где был, и там остался.
И ты, братишка, не хвались –
Силы нету, не берись!

***

Снова я на родине побыл.
Видать ее я не забыл,
Коль слезы хлынули рекой.
Кто ж виноват, что я такой.
Ласкал мне кудри ветерок
Я на горе стоял высоко,
Родного леса слушал говорок
И край родной обозревал, доколь хватало око.
Милый с детства край родной
Распростерся предо мной
Край лесов и полей и глухих деревенек
Пар приземистых бань, где березовый веник.
Милый райский уголок –
Детства нашего пристанище.
Вижу снова я тебя
Как на большом экранище.
Вот это — дорога домой,
Туда где живет наше детство.
И все, что ты встретишь по ней, милый мой.
Нам от предков досталось в наследство.
Там набирались мы жизненной силы
Предков там наших святые могилы.
Там леса и поля
Там родная земля.
И облака не спеша проплывают над ней
Знаешь?! Нет на земле уголка
Ближе мне и родней.
Вот на опушке, прижавшись другу к другу.
Чуть покосившись, ютятся избушки
Стоят избушки над рекой,
А чуть дальше лес.
Здесь обретаю я покой,
Ведь я родился здесь.
Здесь речка родная вьется словно коса,
Лес могучий стеной.
И такая вокруг разлилася краса,
Что и в сказке не встретишь у нас ни в одной.
Стоят березки и рябины,
Над речкой заросли малины.
В цветах гудит трудяга-шмель
Кусты обвил душистый хмель.
И белых черемух цветенье
А в кустах – соловьиное пение
Голоса милых птах,
Поющих и ныне, до самозабвения.
Все что вижу я здесь,
В милом нашем краю,
Разве только что есть
Лишь у Бога в раю.
За родные леса, за просторы полей
За крик на болотах родных журавлей
Мне выпить охота.
Тут вина не жалей!
Мне бы водички родимой напиться,
Да в воздухе чистом твоем раствориться,
Чтобы вечно здесь жить
Или вольною птицей в небе синем твоем покружиться.
Мне бы цветком на лугу очутиться,
Да, предкам своим до земли поклониться.
Мне бы кукушкой в лесу прокричать
Да вернуться бы к жизни началу.
Но иду я вперед и вперед,
К своему приближаясь причалу.
Ну, а там не выбирай!
Не видать мне больше вас древние избушки
Полечу, быть может, в рай,
Леса милого задев, лишь чуть-чуть верхушки.
А пока вперед
За верстой верста.
В душе моей не увядает
Земли родной простоя красота.
Ведь там, где жизни был моей исток
(Сколь жизнь моя не будет длиться!)
Целовать готов я травки даже маленький листок
И родному солнышку молиться.