Скворцов Владислав Павлович

Автор трёх поэтических сборников: «Память сердца», «Край Бобровский мой», «Дорогами судьбы». Занимается переводами стихов немецких поэтов.

Бажовская звезда

Мне повезло
Родиться на Урале,
Учиться жить
У сосен и берёз –
Они слова
Волшебные шептали,
Я через годы
Нежность к ним пронёс.

Весенний гром,
Раскатистый и гулкий,
Гулял в лесу,
И было так свежо –
Здесь тайны
Малахитовой шкатулки
Открыл мне в детстве
Сказочник Бажов.

Мне и сейчас
Тот мир чудесный снится:
Хозяйки взор
Пленителен и строг,
Там бьёт олень
Серебряным копытцем,
Горит огнями
Каменный цветок.

И лёд в душе
Оттаивает сразу,
И сердце ныть
От дум перестаёт,
Когда читаешь
Об Урале сказы –
Знать, потому
Особый мы народ.

И мне опять
Подсказывает память,
Какие были
Раньше мастера –
Не потому ль
Искусными руками
Ковал мечи
Для битвы наш Урал?

И не страшны
Нам кризисы и беды,
И не сломить
Уральцев никогда –
Урал всегда
Опорный край победы,
Над ним горит
Бажовская звезда.
3.01.09 г.

Верхотурье

Есть дивный храм
На севере Урала,
И пусть церквей
Немало на Руси,
Таких чудес
Россия не видала,
Хоть у кого
Об этом ты спроси.

Здесь небеса
Покрашены лазурью,
О чем – то шепчет
Верхняя Тура –
Назвали это чудо
Верхотурьем,
Построившие город
Мастера.

Здесь дремлет кремль,
Не хуже, чем московский,
Хоть край суров,
Особенно зимой.
И пусть пейзаж
На первый взгляд неброский,
Сюда, как в Мекку,
Путь лежит прямой.

Сюда текут
Лавиною туристы,
Звучат вокруг
Чужие языки –
Их встретит гордо
Сдержанный и чистый
Уральский город
У большой реки.

Кладут поклоны
Люди разной веры,
На золотые
Глядя купола.
Когда – то здесь
Молились староверы,
Теперь вся Русь
Покаяться пришла.
28.01.08 г.

В ночном лесу

Пахнет свежестью и прелью
В засыпающем лесу,
И звезда горит над елью,
Улыбаясь на весу.

На поляне водят ивы,
Словно ведьмы хоровод,
И луна глядит игриво
Из заоблачных высот.

Старый пень, совсем как леший,
Наблюдает танец ив –
Поплясать бы делом грешным,
Только где там – некрасив.

Блещет позднею красою
Липа в цвете у ручья
Под фатою золотою,
Как невеста – жаль, ничья.

Сладким дымом потянуло
От далёкого села –
Сердце в неге утонуло,
Словно юность вновь пришла.

И в душе опять запелось,
Пусть не та как прежде стать –
Хорошо бы эту прелесть
Навсегда с собой забрать!
26.07.2008 г.

Волна и камни

Волна, ласкаясь, набежит
На неподатливые камни,
Но у камней суровый вид,
Не взять их голыми руками.

Пусть шепчет нежные слова
Та, от любви изнемогая,
Что камню сила колдовства?
Ему по нраву жизнь другая.

Пусть будет влажно и тепло,
И пусть бока покроет тина –
Пусть сто, пусть двести лет прошло,
Ведь камню нравится рутина!

Упрямцу нежность не дана,
Утёс не ведает пощады –
И рассыпается волна
На слёз солёных мириады…
2.03.08 г.

Встреча

Есть во всём сокровенная тайна,
Только жаль – нам разгадывать лень –
Я тебя повстречал не случайно
В тот судьбой предназначенный день.

Август плыл над усталой землёю,
Листья падали – им не до нас,
Только ёкнуло сердце, не скрою,
От твоих вопросительных глаз.

Ты взглянула, как пленная птица,
Был в глазах твоих странный испуг:
Перед тем, что должно непременно случиться,
И земля закачается вдруг.

Рухнет наземь привычное небо,
Упадёт неожиданный снег…
Никогда так взволнован я не был:
Понял сразу, что это – навек.

Я не ждал от фортуны награды,
Но пылала огнём голова –
Говорили о главном лишь взгляды,
И пустячными были слова!

«Ах, какая сегодня погода!
Вы назначены к нам районо?»,
А в уме: «Я ждала Вас два года,
Всё теперь быть иначе должно…»

Мир не рухнул, но всё изменилось,
Я тебя, наконец – то, нашёл!
Если это Всевышнего милость –
Значит, жить на земле хорошо.
10.03.08 г.

***

Есть особенный день в феврале –
Он, как дата рождения, дорог
И нельзя оставаться в тепле,
Даже если на улице сорок.

Вы идёте, оставив дела,
Словно в детстве, дорогой знакомой,
И опять она вас привела
На крыльцо незабытого дома.

Защемит на душе, хоть реви,
Будто в гости приходите к маме,
Недосказанность первой любви
Всколыхнёт задремавшую память.

Где ты, детство? В какие края
Унеслось ты серебряной птицей?
Здравствуй, милая школа моя,
Дорогие, знакомые лица.

Жаль, что жизнь теперь стала не та –
Места нет благородству и чести,
Но осталась о братстве мечта,
Так побудем хоть чуточку вместе.

Вспомним юности славные дни,
Ведь была же Бобровская школа
Чем-то школам московским сродни –
Вихрем дел и задором весёлым.

Собирали «Вечорки» ребят
На завалинке в актовом зале –
Интересно жилось, говорят,
И такое забудешь едва ли.

Мы о счастье мечтали тогда,
Свято верили в лучшую долю,
Жарким летом наш лагерь труда
Песни пел полевому раздолью.

И на сцене в Бобровском ДК
Как же вы танцевали красиво!
Сохраните в душе на века
Те мгновения жизни счастливой.

Всё проходит. Но будет всегда
О романтике юности память.
Приходите, как прежде, сюда
И встречайтесь – друг с другом и с нами.
6.02.10 г.

Моей любимой

Нам не счесть
Тех счастливых дней,
Что с тобою
Мы прожили вместе,
С каждым годом
Ты мне всё родней,
Я к тебе отношусь,
Как к невесте.

Всё мне кажется,
Что не успел
Я со всеми
О том поделиться,
Что нашёл я
Одну лишь в толпе,
Ту, что стала
Моей голубицей.

Мы с тобою
Едины во всём,
Даже мысли твои
Я читаю,
Мы дорогою
Светлой идём,
Пусть не будет
Конца ей и краю.

Пусть проходят
И годы, и дни,
Лишь бы наша
Любовь осталась.
Ты, как прежде,
Её храни,
И от сердца
Гони усталость!
2009 г.

Мой спор

Мне неприятно слово «старый»,
Оно звучит, как приговор –
Дружу, как в юности, с гитарой,
Не став степеннее с тех пор.

И, посидев над мудрой книгой,
Несущей в душу благодать,
Могу от радости запрыгать
И от обиды зарыдать.

В кругу пирующих подолгу
Моё бунтует естество,
Могу в глаза сказать подонку,
Что мир прекрасней без него.

Стареет всё. И даже камни
Дожди и ветры не щадят,
Но, продолжая спор тот давний,
Я свой отстаиваю взгляд.

Лишь в храм, где молятся берёзы,
Вхожу смиренно, не спеша.
Свежи всегда земля и воздух,
А с ними вместе и душа.
2009 г.

Опасность

Мой край любимый,
Страшная опасность,
Как длань судьбы,
Нависла над тобой,
И всем разумным
Людям стало ясно,
Что подниматься
Вновь пора на бой.

Не зная зла,
Доверчивые птицы
Бобровский пруд
Покинуть не спешат,
Но если то,
Что выпало, свершится,
Нам наши внуки
Это не простят.

Последний скрип
Плотинного затвора,
И устремилась
К гибели река,
И красоты
Не будет этой скоро,
Как страус, прячем
Голову пока.

Не за горами
Катастрофы дата,
Чиновный суд
Неправеден и крут –
Но если гуси
Рим спасли когда – то,
Я верю: утки
Гладь пруда спасут.

Понятно им
Великое единство
Небесных сфер,
Растений и воды,
И если птица
Здесь ещё гнездится,
Нельзя бездумно
Ждать большой беды.

На них рука
Поднимется едва ли
У тех, кто кризис
В бедности винит –
Коль наши предки
Землю украшали,
Нам не к лицу
Идти на вечный стыд.
1.12.2009 г.

Оттепель

Февральская оттепель –
маленький праздник,
Как будто взяла
передышку зима.
Нежданным теплом
она только подразнит,
Потом пожалеет
об этом сама.

Ну что ж – хорошо,
мы и этому рады,
И сосны во фраках
пришли в этот зал –
Нам всем надоели
уже снегопады,
И нежная просинь
ласкает глаза.

И сердце трепещет
весны ожиданьем,
О чём-то весёлом
трещат воробьи…
Ну что там за этой
обманчивой далью?
Когда-то давно
нас уже провели.

И чудятся майского
грома раскаты,
Косого дождя
очищающий шквал –

Так было, мне помнится,
в пятидесятых,
Но кто-то ту радость,
как снег, растоптал…
26.02.2008 г.

Снегири

Качаются на ветках снегири,
Как яблоки, не сорванные летом,
Их грудки цвета утренней зари
Из прошлой жизни кажутся приветом.

Я помню всё: застывшая вода,
Деревья, запорошенные снегом.
Летевшие неведомо куда,
Вдруг снегири спустились для ночлега.

И мы – вдвоём. И нежные слова.
Твой шарф, алеющий так ярко…
Нет для души светлее торжества,
На свете драгоценней нет подарка.

Они у нас недолго погостят
И снова в путь отправятся далёкий.
Спасибо, что порадовали взгляд
И высекли из сердца эти строки.
февраль 2010 г.

Учитель

Учитель – он всегда в строю,
Учитель – он всегда в полёте,
Его работе гимн пою
И верю, вы меня поймёте.

Не для учителя покой,
Ему он противопоказан,
Другой профессии такой
Не знаю я, признаюсь сразу.

Ему усталость не с руки,
Предел желаний – только книги,
А мысли – чтоб ученики
Могли страну к победам двигать.

И пусть в причёске серебро,
В душе он молод и прекрасен,
Его девиз – творить добро,
Он мастер в этой ипостаси.

Судьбу такую не кляня,
Он долгу чести не изменит,
Учитель – родственник огня,
Гореть – его предназначение.
4.10.2008 г.

Защитники Отечества

Я знаю: волноваться нечего,
Уставив ввысь тревожный взгляд,
Когда защитники Отечества
На рубежах его стоят.

Не прилетят чужие вороны,
Обрушить вниз смертельный груз –
Простор на все четыре стороны,
И ничего я не боюсь.

Но если враг судьбу испытывал,
Поднять на нас пытаясь меч,
То убегал рысцою прыткою,
Чтоб шкуру волчью уберечь.

Так было и в года былинные:
Какой бы масти ни был тать,
Народ всегда врагов выпинывал –
России в рабстве не бывать!

И пусть сейчас не то оружие,
Надёжен наш ракетный щит –
Всегда найдём таблетки нужные,
Чтоб сбить безумцам аппетит.

Жизнь детям нашим обеспечена –
Солдат российский ас в бою,
И в день защитника Отечества
Я гимн любви ему пою.
21.02.09 г.

Жемчужина Урала

Зовут жемчужиной Урала
Недаром дивный этот край,
Таких красот на свете мало-
Земной, невыдуманный рай.

Парят над гладью пруда чайки,
Глядятся сосны в лоно вод,
И крест бессонными ночами
От бед сысертцев бережёт.

Здесь время, кажется, застыло,
Но помнит эта тишина
И подвиг тружеников тыла,
И павших в битве имена.

Росли подводники в Сысерти,
Чтоб в грозный час рвануться в бой –
Не знали парни страха смерти,
В веках прославив город свой.

Брожу по улочкам пустынным,
А стрелки крутятся назад:
Отец заводов Турчанинов
Уставил в будущее взгляд.

Мне шалый ветер дует в уши,
Я словно слышу дальний гул
Давно в музее спящих пушек
И пугачёвских сил разгул.

А вот мальчишка босоногий,
Сметлив, на выдумки горазд –
Бажов. Напишет сказов много,
Родной земле хвалу воздаст.

И «Малахитовой шкатулкой»
Начнёт зачитываться свет,
А я иду по переулкам,
Конца дороге этой нет…

Сысерть! Таинственна всегда ты,
Я чту историю твою,
В честь юбилейной славной даты
Я гимн любви тебе пою.
март 2012 г.

Больная тема

Военных лет немеркнущая память – …
Она, как детства скомканного дар,
Мне не дает спокойно спать ночами,
Она – на сердце тлеющий пожар.

Оставив мне отметину, как многим,
Ушла навеки страшная война.
А я опять мальчишкой босоногим
Бегу по тропам огненного сна.
2005 г.

Память детства

Волнующий праздник девятое мая,
И нашей победе уже шестьдесят,
А я, всю торжественность дня понимая,
Грущу, что отец не наденет наград.

Наверное, хватит той грусти бездонной,
Ведь в сердце моем он по-прежнему жив,
А я вспоминаю, как плакали жены,
Печальную весть, о мужьях получив.

И было обидно мальчишкам до боли –
Не те возвращались с немецкой земли,
А следом за ними вагоны, вагоны
Красивые тряпки их женам везли.

Не знаю, осмыслить такое я мог ли,
Но видеть не мог я без злости и слез,
Как хвастался Петька фашистским биноклем,
Что папа его уцелевший привез.

А папа бренчал на трофейном рояле
Какой-то мотивчик надрывно – блатной
О том, как отчаянно кровь проливали
Такие как он, вороватый штабной.

Но Петька расстался с улыбкою гордой,
Когда я, не вытерпев, сжал кулаки –
Он к маме помчался с разбитою мордой,
А мама кричала: «Поймаю, щенки!»

Но мы уважали таких как Серегин,
Пропахший солдатской махоркой отец.
Вернувшийся с фронта, больным и безногим,
Он был властелином ребячьих сердец.

Зачем-то надев ради праздника галстук,
Сжимая в руке, как гранату, бокал,
Он все о войне рассказать нам пытался,
Но вдруг от нахлынувших слез замолкал.

Он нам говорил: «Соберусь и поеду,
Туда, где друзей стережет тишина».
Такие как он, приближали победу,
Они заслужили свои ордена.

Сегодня их нет – ни того, ни другого,
Но мне улыбнулся седой ветеран.
Он очень похож был на Павла Скворцова,
И, кажется, тоже он был капитан.

Как жаль, что осталось бойцов этих мало –
Ведь это они сберегли нам страну.
Судьба их жестоко трясла и ломала,
Но ветер эпохи их спин не согнул.

От этой улыбки теплее мне сразу,
И небо синеет в ветвях тополей.
Девятое мая – волнующий праздник,
Идут ветераны встречать юбилей.
2005 г.

Урок литературы

Я помню: шел урок литературы,
В январских окнах стыла темнота
Он нам сказал: «Надеюсь, вы не шкуры» –
И нам открылся Осип Мандельштам.

Лицом – двойник советского Толстого,
С фамилией шекспировскою – Лир.
Он говорил бесстрашно и толково,
Для нас иной, распахивая мир,

Звучали вслух немыслимые вещи
О всеми обожаемом вожде,
И нам казалось, сон был это вещий –
Ведь мы о том не слышали нигде.

Нас била дрожь – наверное, от тока,
Который Лир, в пространство излучал –
Носивший имя, символиста Блока,
Он стал для нас началом всех начал.

Мы были с ним почти «враги народа»,
Вмиг повзрослев от дерзости такой –
Была на кон поставлена свобода,
Ведь шевельнуть лишь стоило рукой.

Но мы хранили вверенную тайну
И поклялись, что если кто сболтнет,
То подлеца, как будто бы случайно,
Мы пустим за предательство в расход.

И лишь позднее, ясно понимая,
Какой заряд он дал когда-то нам,
Узнал я – пятьдесят восьмая
Его прибила к нашим берегам.

И если мне на сердце станет хмуро
При виде тех, что заживо смердят,
Я вспомню тот урок литературы
В обычной школе, много лет назад.
2006 г.

Родник

Все то, что мы считаем перспективой,
Фальшивым блеском слепит нам глаза.
Прости, мой край, что в жизни торопливой
Тебе я слов заветных не сказал.

Я забывал о песнях журавлиных
В извечной схватке сил добра и зла,
Но где-то там, в таинственных глубинах,
Любовь к тебе затворницей жила.

Смотрю с тоской на тающую стаю,
Как на стихов несозданных, строку.
Встав на колени, жадно припадаю
Иссохшими губами к роднику.

Какое чувство нежности нежданной
Ты разбудил во мне сейчас, родник!
Я рад тебе, как радовался странник,
Который мудрость вечного, постиг.

Мне не всегда был жизни смысл понятен,
И пусть мечты несбывшиеся жаль,
Я знаю точно – нужен на закате
Глоток воды прозрачной, как хрусталь.

Вольется в душу трезвою прохладой
Святая влага чистого ключа –
И ничего другого мне не надо,
Моя любовь, как прежде, горяча.
2006 г.

Сокровища Урала

В краю лесистом и суровом,
Где спит немереный простор,
Живет, воспетая Бажовым,
Она, Хозяйка Медных гор.

Здесь, под покровом жуткой тайны
Её сокровища лежат,
Их не увидит глаз случайный,
Открыт лишь избранным тот клад.

Разбились все, упав с обрыва,
Кто фарта легкого искал,
Но ждет Хозяйка терпеливо,
Кому открыть секреты скал.

Пытали многие здесь счастья,
Но клад никто найти не смог,
И только он, Данило – мастер,
Взрастил свой каменный цветок.

Но скоро новые Данилы
На смену Мастеру придут,
Хозяйки сердцу станут милы
Своим радением к труду.

Они пока сидят за партой
И к бою силы берегут,
Но скоро с компасом и картой
Они отправятся в тайгу.

И не беда, что горы круты,
Что ждет опасность тут и там –
Проложат новые маршруты
Они по гибельным местам.

И вот тогда – держись, Хозяйка,
Готовь ключи от кладовой,
Наряд свой лучший доставай-ка,
Не за горами праздник твой.

Тишина

Нам нелегко понять простое –
Мы слишком современны и сложны,
Но в суете порою стоит
Приникнуть ухом к телу тишины.

О чем кричит печальная кукушка?
Куда спешит усталый муравей?
Полезно голос вечности послушать,
Чтоб не кичиться важностью своей.

Что наши радости и слезы?
Что наша недостойная возня?
Их не сравнить с величием березы,
Грустящей одиноко, у плетня.

Над Исетью ивы

Над Исетью ивы плещутся в воде,
Им реки красивей не найти нигде.
Я шагаю тропкой утром, чуть заря –
Этот край Бобровкой нарекли не зря.

Там, на перекате, струи так быстры,
В них когда-то хаты строили бобры.
Ладили плотины крепко, на века,
Жизнь их прекратила злая чья рука?

Продолжают ивы меж собою речь:
Как же не смогли вы реченьку сберечь?
Что сказать, не знаю, ивушкам в ответ,
Верю только: края лучше в мире нет.

Над Исетью ивы плещутся в воде,
Им реки красивей не найти нигде.
Не грустите, ивы, свесясь головой –
Будет жить счастливо край любимый мой!

Разговор с отцом

Победе скоро шестьдесят,
И похоронка обветшала,
А я все жду: отец-солдат
Вернется в дом с войны, усталый.

Обронит скупо: был в плену,
Потом скитался по чужбине,
Расскажет внуку про войну,
О том, какие муки вынес.

Война окажется не той,
Как мы в учебниках читали,
Но все же с тихой теплотой
Произнесет он имя «Сталин».

Задаст вопрос, как я живу,
Какие ценности в почете,
И он, я вижу наяву,
Не все поймет в моем отчете.

Я расскажу ему о том,
Как, разогнав туман иллюзий,
Сказали нам, что мы живем
В иной стране, а не в Союзе.

Узнает он, как удальцы,
В недавнем прошлом рэкетиры,
Себе построили дворцы,
А бедным снятся лишь квартиры.

И что клиентов на углах,
Страну позоря, ждут красотки,
А нам на окна мастер – страх
Прибил тюремные решетки.

И детям некуда пойти,
И расплодились наркоманы…
Ах, не сердись, отец, прости
За мой рассказ, немного странный.

Прости, отец, не будь так строг.
Солдаты павшие, простите,
Что я был, слаб, что я не смог
Переиначить ход событий.

Сомкнется скорбно рта провал,
Когда в смятении немалом
Поймет отец, что защищал
Совсем другие идеалы.

И я к реальности вернусь,
Шагнет отец в портрета раму.
Но верю я: святая Русь,
Найдет свою дорогу к храму!
2003 г.

***

Мне снится детство, как сквозная рана,
И чувство то по-прежнему остро,
Я слышу снова голос Левитана,
Скупые сводки Совинформбюро.

Терзает душу черная тарелка,
И вести в ней одна другой черней,
Мерцает в кухне тусклая горелка,
Закрыты плотно шторы на окне.

Я слышу гул зловещих «мессершмитов»
И бомб, на крыши падающих, вой –
Нет, ничего из детства не забыто,
За это я ручаюсь головой.

Как хорошо, что это только снится,
И что кошмар остался позади,
К параду вновь готовится столица,
И у бойцов награды на груди.

Он жив еще, простой советский воин,
Пройдет в строю усталый ветеран –
Он не таких наград еще достоин,
За то, что спас народы многих стран

Пусть не пером, и пусть не на бумаге –
Он подписал фашизму приговор,
Его автограф выбит на рейхстаге,
Он победитель с тех далеких пор.

Я повторять, как песню, не устану
Слова любви, признания слова –
Вернем же долг героям – ветеранам,
Пока еще их гвардия жива.
2005 г.

Судьба

Кто-то должен был новым ребятам
Рассказать про большую беду –
И родился я в тридцать девятом,
Предпоследнем счастливом году.

Пусть не бил я на фронте фашистов,
Но готовился мстить до конца –
Гнев мой праведен был и неистов –
За убитого ими отца.

… Разряжали гранаты в землянке –
Надо ж чем-то играть детворе!
Воевали с германцами в танке,
Что стоял на музейном дворе.

На завалах опасного хлама
Затевали мы с «фрицами» бой
Жаль, что лучший товарищ мой Шама
Не вернулся однажды домой.

Нам казалось, война где-то рядом,
Пусть враги не пришли на Урал –
Ах, как страстно фашистского гада
Разорвать на куски я мечтал!

А потом я увидел живыми
Тех, что выжечь хотели страну –
Как земля не разверзлась под ними?
Но теперь они были в плену.

И чужие гортанные фразы
Слышать я поневоле привык –
Знать, тогда и запало мне в разум
Изучать ненавистный язык.

Но открыло мне истину время,
И растаял пугающий грим –
Был не только Берлин, но и Бремен,
Очарованный братьями Гримм.

Были Гете и Шиллер, и Гейне,
Рихард Зорге, разведчик – герой…
Танк я помню, конечно, музейный,
Но за истинных немцев – горой!

Я служу не в разведке, а в школе,
Но о детской мечте не забыл.
Я пришел не по собственной воле,
Все свершилось по зову судьбы.
2006 г.

Улица детства

Есть у каждого улица детства,
И хоть, сколько потом ни взрослей –
Хоть умри, никуда не деться
От разлива ее тополей.

Поколение новых мальчишек
В старом парке гоняет мячи –
Я пришел к тебе, улица, слышишь?
Ну, ответь что-нибудь, не молчи!

Помнишь улица, пыльные танки
Шли к вокзалу всю ночь до утра –
Их увидев в окно, спозаранку,
Мы впадали в панический страх.

Все отцы воевали на фронте,
А мальчишки играли в войну,
Были дерзкими – только троньте! –
Ждали писем, и ждали весну.

И казалась война бесконечной,
Годы падали камнем в обрыв –
Помню, таяла мама, как свечка,
Беспощадный конверт получив.

Ивы грустные свесили кроны
Словно в трауре, в струи реки –
У мальчишек свои законы,
Я не плакал. Я сжал кулаки.

Не грустить же нам, улица, вечно,
Только в памяти все сбереги –
Не позволю, чтоб улицу детства
Вновь топтали войны сапоги.
1965 г.

Переводы с немецкого

Адельберт фон Шамиссо

Бодрая песенка

Лежал на траве, бывало,
Я летом в кругу друзей,
И песня любви звучала,
И с нею был мир светлей.

Мне было порой тревожно,
Гнездилась в душе печаль,
Но стоило песню вспомнить –
И грусть уносилась вдаль.

И даже плохие вести,
Что вызвать, способны шок,
Встречаю я с песней вместе –
с нею всегда хорошо.

Тужить никогда не надо,
Пусть жизнь нам приносит боль,
Ты в песне ищи отраду –
И радость опять с тобой.
2009 г.

И.Р. Бехер

Величие и ничтожность

Вот человек – всесильный, всесторонний,
Ему подвластны даже космоса просторы,
Он автор книг, картин, симфоний,
Хвала ему – он может сдвинуть горы!
Как жалок человек! Как слаб он и ничтожен.
Коль стал он жертвой суеверий,
Коль грех убийства для него возможен –
Позор его, какой измерить мерой?
Где выход из дилеммы этой вечной?
Он – человек, в себе он воплотил
Добро и зло в неразделимом сплаве.
Достичь высот – и тут же от себя отречься.
Смотрите, вот он, гений во плоти,
Познал он всё – ничтожество и славу.

Иоганн Вольфганг фон Гёте

Встречи и расставания

Забилось сердце. Конь мой верный,
Неси меня скорее прочь!
Баюкал землю чудный вечер,
И на горах повисла ночь.
Растаял дуб в седом тумане,
Как великан, чей взор погас,
И из кустов, пугая, темень
Смотрела сотней чёрных глаз.

Луна, грустя в своей постели,
Глядела с облачных холмов,
И ветры крыльями свистели,
Я задохнуться был готов.
И пусть чудовищ ночь творила,
Был свеж и радостен мой дух:
Какое пламя в юных жилах!
Огонь любви в них не потух!

И вот – блаженный миг свиданья.
Как сахар, таял я, любя.
Всё для тебя, богов созданье,
Мой каждый вдох – всё для тебя!
Ты вся цвела весенней розой,
Пылало милое лицо,
Ты излучала нежность в воздух –
О боги, как же хорошо!

Но, ах, уже рассвета струи
Сжимали сердце мне тоской.
Я пил блаженство поцелуев,
Был грустен взор твой, как и мой.
Я уходил, зарёй гонимый,
В слезах смотрела ты мне вслед:
Любить тебя и быть любимым –
Какое счастье, выше нет!
13.09.10 г.

Г.Гейне

Льётся в душу чудный звон

Льётся в душу чудный звон
Лёгким дуновеньем,
Пусть летит по свету он
Песенкой весенней.

Ты лети в заветный дом,
В край цветов безбрежный,
Если встретишь розу в нём,
Ей привет мой нежный.
2010 г.

Й.Р.Бехер

***

Мы у моря грелись на песке
Мы у моря грелись на песке,
Годы проплывали вдалеке,
Мы смотрели вглубь седых времён –
Это было, словно странный сон.

Всё слилось в единый длинный век,
Где-то там маячил человек –
Он сражался с грозной темнотой,
Говоря: я – личность, ты – ничто.

Грелись мы у моря на песке,
Времена сливались вдалеке …
Сон ушёл, но важный дал урок –
Он с колен подняться нам помог.
2009 г.

Бертольт Брехт

Песни любви

I.
В час, когда я от тебя,
Как прозревший вышел –
Всех людей вокруг любя,
Звуки дня услышал.

С той поры веду отсчёт
Изменений многих:
Стал нежней очерчен рот,
Твёрже стали ноги.

Ярче зелень, чем всегда
В каплях заблестела,
И приятнее вода
Мне ласкает тело.

II.
Песня любящей.
Когда мне даришь радость ты,
Шальная мысль мелькнёт порой:
Сейчас мне можно умереть,
Тогда была бы навсегда
Я счастлива с тобой.

Когда ты станешь стариком
И вспомнишь обо мне,
Я буду вечно, как сейчас –
И будет милая с тобой,
Как прежде, молодой.

III.
На кусте семь алых роз,
Шесть сорвёт пусть ветер,
А седьмую б я принёс
Милой на рассвете.

Буду звать тебя семь раз –
Шесть гуляй беспечно,
Но в седьмой приди тотчас,
Чтоб остаться вечно.

IV.
Мне ветку с жёлтою листвой
Любимая прислала.
Год завершается – любовь
Берёт своё начало.

Йозер фон Айхендорф

Тоска

Как золото, звёзды сияли,
Мне сердце сжимала тоска –
Чу, слышатся в дремлющей дали
Почтового звуки рожка.
И сердце взметнулось птицей –
Как тайную мысль превозмочь?
Ах, кто там, в карете мчится
В роскошную летнюю ночь?
Два юноши лёгким шагом
Шли мимо горы крутой,
И песня их дол оглашала,
Слова были в песне той
О дальних скалистых кручах,
Где сонно леса шумят,
Где горный хрустальный ключик
В ночь рушится, как водопад,
О мраморных изваяньях,
Заросших на камне садах,
В беседках, в густом тумане,
В сиянье луны дворцах,
Где девушки лютней звоны
С волнением послушать не прочь,
Фонтаны журчат полусонно
В роскошную летнюю ночь.
2009 г.

Фридрих Гельдерлин

Утешение

Ещё весну, как в юности, встречаю,
И бьётся сердце, смолкнуть не спеша,
Ещё из глаз течёт бальзам печали,
Ещё надеждой тешится душа.

Ещё ласкает сладкою отрадой
Прелестный взгляд, и нивы шелестят,
Ещё судьба мне дружбы дарит радость
Ещё природы лаской я объят!

Всё хорошо! Жизнь эта слёз любви достойна,
Пока глядят на божий свет глаза.
С мечтой о лучших днях живётся беспокойней,
И пусть блестит в глазах друзей слеза.
2009 г.

Клеменс Брентано

Хотел нарвать букетик

Хотел нарвать букетик,
Но тут спустилась ночь
Не стал я ждать рассвета,
Пошёл печально прочь.

Как быть, скажи на милость?
С чем я к тебе приду?
Слеза в траву скатилась,
Но вот – цветок в саду!

В предчувствии удачи
Крадусь я в тишине,
Но тут он как заплачет:
Не делай больно мне!

Не будь таким жестоким,
Свою припомни боль,
Мне, бедному, до срока
Погибнуть не дозволь!

Когда бы слов тех ночью
Бедняжка не сказал,
Сорвал бы я цветочек
И, может, счастлив стал

Расстроилось свиданье,
И я один давно.
В любви живёт страданье,
Другого не дано.

Р.М.Рильке

Ангелы

У них у всех уста устали,
Легки их души и чисты,
Порой лишь тень (уж не греха ли?)
Вдруг промелькнёт сквозь их мечты.

Похожи все лицом усталым,
В садах творца они молчат,
Как в гимне бога интервалы,
Словам его, кивая в лад.

Но стоит крылья им расправить
Проснётся ветер, что дремал,
Как будто Бог в небесном храме
Листает длинными перстами
Страницы Книги всех начал.
2008 г.

И.В.Гёте

Март

Ещё снега не тают,
Ещё не вышел срок,
Чтоб первыми цветами,
Чтоб первыми цветами
Нас март утешить смог.

И солнце, как в тумане,
И синь небес мутна,
Нас ласточка обманет,
Нас ласточка обманет –
Летит она одна.

Я грусть свою не скрою,
Хотя весна близка,
Но с ласточкой нас – двое,
Но с ласточкой нас – двое,
Пусть нет тепла пока.
2005 г.

Герман Гессе

Книги

Горы книг, что в мире есть,
Счастья не дадут –
Нужно книги те прочесть,
Дать рассудку труд.

Всё найдёшь ты в царстве книг –
Солнце, лунный свет,
Тайный луч души достиг –
В этом книг секрет.

Мудрость та, что ты пытал
У библиотек,
Светит с каждого листа,
Став твоей навек.

Йозеф Рединг

Мой город

Мой город
порой неухожен,
Но я говорю: Ничего!
Мой братик
Грязнуля тоже,
Но я ведь люблю его!
Мой город
шумит, не скрою,
И в нём, как в аду, житьё –
Ругаюсь и я
со своею сестрою,
Но всё же люблю её.
Мой город
порою так тёмен,
Походит на голос отца,
Но светел он так
и огромен,
как мамы моей глаза.
И пусть в нём
Зимою вьюга,
И ветер стучит в окно,
Мой город и я –
два друга,
И мы с ним всегда заодно.

Генрих Гейне

***

Хотел я побыть с тобою,
Душевный найти покой –
Прикинулась ты деловою
И занятой очень такой.
Сказал я, себя не помня,
Что предан тебе и влюблён,
А ты рассмеялась в лицо мне,
Отдав шутовской поклон.
Но было и этого мало –
Мою чтоб усилить боль,
Принять поцелуй отказалась,
Прощались когда с тобой!
Я был на тебе помешан,
Но, как бы ни шли дела,
Не думай, что я повешусь –
Уже такая была.
январь 2011 г.

Генрих Гейне

Письмо

Письмо, что ты мне пишешь,
Ни капли не страшно –
Ты ненавистью пышешь,
Но как письмо длинно!

Твоих изящных строчек
Хватило б на тетрадь –
Не пишут так подробно,
Отставку чтобы дать.

Г.Гейне

Лорелея

Не знаю, что всё это значит,
Покой потерял я и сон –
Замучит меня, не иначе,
Та сказка из старых времён.

Темнеет, и воздух прохладен,
Спокойно колышется Рейн.
Вершина горы в каскаде
Последних закатных лучей.

Там, грустью вечерней объята,
Прекрасная дева сидит,
Волос её плещется злато,
Огнем ожерелье горит.

И гребень из золота тоже,
И голос звенит, как струна.
На плач её песня похожа,
И душу терзает она.

Мелодией той очарован,
Пловец перестанет грести –
Коль взор его к деве прикован,
Не видит он скал на пути.

Я знаю: река, не жалея,
Сомкнет свои волны над ним,
И сделала то Лорелея
Напевом своим колдовским.

Маттиас Клаудиус

Кристиана

Одна звезда светила
Ночами надо мной,
Меня она пленила
Нездешней красотой.

Я знала лучше многих.
Где звёздочка была,
Смотрела на пороге:
Ах, как она мила!

Но вот она пропала
Однажды навсегда,
Я зря её искала –
К другой ушла звезда!
декабрь 2010г.

Генрих Гейне

***

Когда мимо милого дома
Иду по утрам в тишине,
Я рад, дорогая малышка,
Увидеть тебя в окне.
Твои тёмнокарие очи
Пытливо глядят на меня:
О, кто ты, больной незнакомец,
Что ищешь, мой взор дразня?
Кто я? Поэт немецкий,
Чужой в своей стране,
Но средь имён известных
Там вспомнят и обо мне.
А что ищу, малышка –
Свободу в родном краю.
Среди страшнейших болей
Там боль назовут мою.
январь 2011 г.

Фридрих Шиллер

Весне

О, будь скорее с нами,
Красавица весна,
С теплом твоим, с цветами
Лугам ты так нужна!

Ну вот ты здесь и снова –
Ах, как ты хороша!
Встречать тебя готова
Раскрытая душа!

Надеюсь, не забыла,
Весна, наш уговор –
Несёшь привет от милой?
Что, любит до сих пор?

Букет цветов для милой,
Ты помнишь, я просил?
Скажи, ты подарила?
Ответа ждать нет сил!

Побудь подольше с нами,
Красавица весна,
С теплом твоим, с цветами,
Ты людям так нужна!
январь 2011 г.

Йозеф фон Айхендорф

Сломанное колечко

На мельнице усталой
Тоскуют жернова –
Любимая пропала,
Что раньше там жила.
Быть верной обещала,
Дала колечко в дар,
Но слово не сдержала,
Исчезла без следа.
Уйду певцом безвестным
В далёкие края,
Дарить прохожим песни
О милой буду я.
Влечу, безумный, лихо
Я в битву на коне,
Усну навеки тихо
Я в поле при луне.
А колесо не хочет
Свой бег остановить –
Поставить в жизни точку.
Чтоб сразу все забыть?
декабрь 2010 г.

И.В.Гёте

Нашёл

Я брёл по лесу,
Был тих мой шаг,
Без всякой цели
Шёл – просто так.

И вдруг увидел –
В тени цветок,
Горит звездою
Его глазок…

Хотел сорвать я
Цветок совсем,
А он мне тихо:
«Скажи, зачем?»

Цветок прекрасный
Я взял с землёй,
В саду теперь он,
Красавец мой.

Растёт, как чудо
Цветок в тиши
И дарит радость
Мне от души.

Клеменс Брентано

Лора Ляй

На Рейне, в Бахарахе,
Волшебница жила,
Держала город в страхе –
Мужчин к себе влекла.
Одним лишь появленьем
С ума сводила всех,
И не было спасенья
От чар смертельных тех.
Велел епископ ведьму
Доставить в божий храм,
Но, чары той изведав,
Влюбился в Лору сам.
Её спросил он, млея
От дивной красоты,:
«Бедняжка Лорелея,
Как стала ведьмой ты?»
«Мой господин, поверьте,
Что жизнь мне не мила,
Хочу я только смерти,
Свершив так много зла!
Сразить могу глазами,
Рукой отправить в ад,
Могу исторгнуть пламя,
В котором все сгорят.»
«Проклясть тебя не можем,
Должна ты дать ответ:
Зачем горю я тоже
Покоя сердцу нет?
Убить тебя, к несчастью,
Моих не хватит сил –
Тогда бы на две части
Я сердце разломил!»
«Почтеннейший епископ,
О, сжальтесь надо мной!
Коль к Богу Вы так близки,
Конец приблизьте мой!
Нельзя мне жить на свете,
Людей я не люблю,
Меня Вы не жалейте,
О смерти Вас молю!

Удар нанёс мне милый,
Меня он обманул,
Умчался, легкокрылый,
В далёкую страну.
И с этих пор я стала
Мужчинам подлым мстить,
Я нежность излучала,
Чтоб их потом убить.
Сама горю, не скрою,
Я в дьявольском огне,
И в зеркало порою
Смотреть противно мне.
Я участь заслужила –
Покинуть белый свет,
Уж лучше гнить в могиле,
Раз милого здесь нет.»
Трём рыцарям велел он
Мчать ведьму в монастырь:
«Бедняжка Лорелея,
Свой пыл утихомирь!
Забудь о чарах вовсе,
Монахиней ты будь,
По-божески готовься
Уйти в последний путь.»
Три всадника, как надо,
Спешат в далёкий край
В обитель, с ними рядом
Колдунья Лора Ляй.
«О рыцари, дозвольте
Мне влезть на крутизну,
На рейнское приволье
Последний раз взгляну.
Взгляну я напоследок
На замок беглеца,
И в монастырь поеду,
Жить тихо до конца.»
И пусть скала крутая –
Отвесная стена,
Опасность презирая,
Взлетела вверх она.
Посланцы привязали
Коней к стволам берёз –
Удастся им едва ли
Взобраться на утёс!

А Лора так же кротко
Вещает со скалы:
«Плывёт по Рейну лодка,
И пенятся валы!»
Вся светится, плутовка:
«Мой милый там плывёт!»
И вдруг нырнула ловко
В пучину рейнских вод.
Три рыцаря погибли –
Коварна высота!
Нашли себе могилы
Без гроба, без креста.
Кто спел мне песню эту?
Пловец, что знал тот край.
С тех пор звучат по свету
Три крика: «Лора Ляй!
Лора Ляй! Лора Ляй!
Красавица, прощай!»
январь 2011 г.

Клеменс Брентано

Колыбельная

Льётся песня тише, тише
Колыбельная моя,
И луна над нашей крышей
Светит, нежность не тая.

Светлячками звёзд усыпан
Купол неба ясной ночью,
И они, как рой над липой,
Все жужжат, жучат, бормочут.
январь 2011 г.

Маттиас Клаудиус

Звездочётка Лиза

Смотрю я часто в поздний час,
Отбросив груз забот,
Когда все спят, и свет погас,
На звёздный небосвод.

Там звёздам хочется бродить –
Они стадам сродни,
Но, как жемчужины, на нить
Нанизаны огни.

Горят светила надо мной,
Прекрасны и чисты,
Любуюсь этой красотой
В объятиях темноты.

А сердце шепчет мне в груди:
«Ты душу не неволь,
Получше что-нибудь найди,
Чем жизни нашей боль!»

Ложусь, но спать я не могу
Под взглядами светил –
Как дятел, мысль стучит в мозгу:
Где рай земной найти?
декабрь 2010 г.

Альберт фон Шамиссо

Весна

Проснулась земля, улыбаясь весне,
В лугах распустились цветы,
И снова о песнях подумалось мне,
Я вспомнил былые мечты.

Льёт солнце свой свет с вышины,
И ветер колышет листву,
И пусть на висках серебро седины –
Я пылью её назову.

Вьют гнёзда в высоких кустах
Все птицы и звонко поют.
И пусть это даже не пыль в волосах.
В душе моей лад и уют.

Проснулась земля, улыбаясь весне,
В лугах распустились цветы,
И снова о песнях подумалось мне,
Я вспомнил былые мечты.
январь 2011 г.